Невольничий рынок

Хроники времен призывного рабства

Невольничий рынок…Итак, весенний призыв в армейское рабство перешел в активную стадию. Во вторник 15 мая в Василеостровском райвоенкомате Санкт-Петербурга произошло одно из первых ЧП. Охранник райвоенкомата избил мать молодого человек, когда она вместе со своим сыном-инвалидом ходила по кабинетам медкомиссии. По указанию руководства райвоенкомата охранник насильственным образом вытаскивал женщину из здания райвоенкомата. У пострадавшей все руки в синяках и ссадинах. Эти травмы зафиксированы и организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» готовит обращение в прокуратуру.

В тот же день сотрудники райвоенкомата Московского района Санкт-Петербурга насильственным путем выставили из здания райвоенкомата представителя организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» (юриста, который по доверенности представлял интересы одного из призывников). Кстати, этот призывник уже выиграл суд у Московского райвоенкомата по делу о попытке незаконного призыва.

Еще один сюжет развивался следующим образом: молодой человек 26 лет отроду, пришел 16 мая на переговоры в суд (по делу о трудовом конфликте). На выходе из здания суда его ждала милицейская машина, в которую парня заставили проследовать. Милиционеры доставили «задержанного» в Кировский райвоенкомат, из которого вызволиться ему удалось только благодаря вмешательству правозащитников.

Вечером 16 мая в организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» позвонили молодые люди, задержанные в Приморском районе. Они заявили, что их заперли и незаконно удерживают в помещении райвоенкомата Приморского района Санкт-Петербурга. С этим фактом еще предстоит разбираться.

Возвращаясь к делам внутренних войск, надо констатировать беззаконные действия руководства Северо-Западного округа ВВ, которое отправило уже комиссованного Дениса Мельникова (молодой человек пострадал от «неуставщины» и у него вырезана селезенка) «служить» в скандальную часть «голубой дивизии» на Измайловском проспекте № 5402 (см. «видео для прокуроров»).

Еще один произвол свершился в отношении солдата Евгения Парамонова из части внутренних войск № 3526. Он пять раз вынужденно убегал от избиений из части и пытался обратиться за защитой своих прав. Результатом явилось уголовное дело в отношении самого Евгения (за самовольное оставление части…), пять месяцев в следственном изоляторе «Кресты» (молодой человек своей маме сказал, что в «Крестах» ему гораздо лучше, чем в воинской части). В среду 16 мая 2007 года, Евгений – жертва военного молоха – осужден военным судом на 5 лет лишения свободы (!). Правозащитники намерены оспорить это решение.

* * *

Облавы на молодых людей призывного возраста продолжаются. В Приморском районе Санкт-Петербурга в четверг 17 мая сотрудники ГИБДД остановили машину, в которой ехал Павел Барыкин со своей матерью. Милиционеры проверили у находившихся в автомобиле людей документы и, убедившись, что молодой человек подходит по параметрам под призывной возраст (ему 19,5 лет), изъяли у него паспорт, пересадили в свой автомобиль и незаконно доставили в военкомат. При этом, ни милиционеры, ни сотрудники военкомата не обратили внимание на то, что у молодого человека наличествуют заболевания, не позволяющие ему служить в рядах вооруженных сил. На содержании у молодого человека находятся страдающая рядом серьезных болезней мать и несовершеннолетня сестра. В тот же день военные доставили Павла в городской сборный пункт (Загородный проспект, 54) и намеревались отправить служить в воинскую часть. Представители организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» обратились в этой связи к военному прокурору Петербургского гарнизона.

В Выборгском районе милиционеры звонят молодым людям по домашним телефонам и просят заглянуть к ним, чтобы взять какие-нибудь документы. Девятнадцатилетний Андрей Шендеровский откликнулся на «приглашение» милиционера и 16 мая заглянул в ближайший к дому пункт милиции. Оттуда его доставили в Выборгский райвоенкомат, где он незаконно удерживался всю ночь и 17 мая был перевезен на Загородный, 54 (городской сборный пункт). Вечером в четверг его уже приписали к конкретной военной части. Должного медицинского освидетельствования он не прошел.

Во Фрунзенском районе Петербурга беззакония 17 мая удалось пресечь. Пятнадцать молодых людей, которых работники райвоенкомата намеревались спровадить в армию, удалось освободить. У некоторых ребят военные незаконно отнимали личные вещи (в том числе студенческие билеты и мобильные телефоны). Прибывшие во Фрунзенский РВК правозащитники обнаружили, что призывная комиссия здесь отсутствует, а ее функции пытаются исполнить и.о райвоенкома, старший врач медкомиссии и неизвестный милиционер, который позднее заявил, что он не член призывной комиссии, а просто заглянул в военкомат, чтобы получить списки уклонистов, для осуществления в их отношении оперативных поисковых мероприятий. Под давлением общественности и.о. военкома вынужден был признать незаконность оформления призыва без участия кворумной призывной комиссии. Всем молодым людям вернули личные вещи и отпустили. Т.е. если бы этой контрольной поездки в райвоенкомат не было, то 15 человек призвали бы незаконно. Со списками «уклонистов» еще предстоит разбираться дополнительно. Кто и на каком основании его формирует, так до сих пор официально не установлено. Военкомовцы обычно вносят в них молодых людей, достигших 18-летия. И их не смущает, что «уклонистом» человека имеет право признать исключительно Суд.

Во время мероприятий посвященных памяти Галины Старовойтовой (17 мая 2007 года) сопредседатель организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова вручила губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко (председателю городской призывной комиссии) документы по фактам злоупотреблений и нарушения Закона военными и милиционерами.

* * *

…Побывал возле городского сборного пункта. Там опять много заплаканных родственников похищенных военкоматами и милицией молодых людей. У каждого человека своя история, но все они похожи — люди не были готовы к тому, что государство бандитским образом отнимет у них самое дорогое – ребенка. Вот мать стоит и рассказывает, что у ее девятнадцатилетнего сына гипертоническая болезнь, а сотрудники ГУВД его остановили у метро и отвезли в военкомат. Раньше мать туда приносила медицинские документы своего ребенка, но сейчас выяснилось, что все они «потерялись»… Но дома есть копии и она готова их привезти, главное, чтобы сына не отправили в часть до того момента (сопредседатель организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова договаривается об этом с начальником городского сборного пункта).

А это – владелец телекоммуникационной компании, у которого в Невском районе Петербурга милиционеры украли прямо с рабочего места двоих программистов (их уже побрили, переодели в военную форму и в 20 часов отправляют с Ладожского вокзала в далекие края).

Вот стоит супружеская пара (муж и жена). К ним в 7 утра позвонили в дверь квартиры милиционеры. Женщина по глупости открыла дверь и лишилась восемнадцатилетнего сына, который ранее получил повестку явиться в военкомат 25 мая (т.е. его выкрали еще до даты явки на медкомиссию). Парень является студентом Академии госслужбы.

Рядом дама, которую днем избили в Красногвардейском военкомате, когда она пыталась пройти в призывную комиссию вместе с сыном (в Красногвардейском военкомате призывная комиссия находится в одном помещении с военкоматом, а военком объявил территорию военкомата «военным объектом, живущим на основании общевойсковых уставов» и запретил допускать доверенных лиц призывников в призывную комиссию, что, безусловно, является правонарушением с его стороны). Мария Владимировна Пчелинцева уже пожаловалась в военную прокуратуру и городскому прокурору на действия военкомов и намерена ехать в «травму», фиксировать побои.

У входной двери сборного пункта две дамы (явно родственницы, скорее всего сестры). Ведут себя странно и от всех присутствующих отличаются отсутствием слез на глазах. Одна из них обращается ко мне:

— Мы тут собрали сегодня сына в армию и утром сдали его в военкомат, но до сих пор не имеем никакой информации о нем. Нам ничего не говорят. Куда его отправят, в какие части?

— Простите, но Вы же сами его сдали, чего Вы теперь хотите? Вы получаете полной ложкой все то, что заслужили и будьте готовы, что военные к Вам и Вашему сыну будут и в дальнейшем таким образом относиться. Можете идти смело домой. Если что с ним произойдет, Вам позвонят из военкомата, — спокойно, но с внутренним возмущением отвечаю этим гражданкам. А что им еще можно было посоветовать, если при сообщении от военных о том, что их чадо «отправляется служить на космодром в Плесецк», эти «мамаши» обрадовались и умчались (видимо, отмечать).

Весенний призыв в Петербурге идет всего несколько дней (активная его фаза), но уже следует подвести некоторые итоги этой кампании. В организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» поступили сообщения о судьбе трех новобранцев:

Быняев Антон Анатольевич (дата призыва: 27 апреля 2007 года). Служит в в/ч 3278 Внутренние войска в поселке Горелово (под Петербургом). Состояние здоровья резко ухудшилось. Постоянно теряет сознание. За пять дней похудел на 5 килограмм.

Бойков Василий Сергеевич (дата призыва: 10 мая 2007 года). Служит в в/ч 01630 в Колпино (под Петербургом). Неуставные отношения – «прокачивали», повредили руку. Собирается повеситься, если не переведут в другую часть или в госпиталь.

Сергеев Игорь Алексеевич (дата призыва: 11 мая 2007 года). Служит в в/ч 39092 в городе Северодвинске. Призван незаконно, т.к. болен и негоден к службе в вооруженных силах. Постоянно находится в госпитале. Там его бьют и вымогают деньги.

* * *

В организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» пришло письмо из села Усть-Багаряк Челябинской области от матери Дениса Галеева — солдата, которого обнаружили повешенным в расположении воинской части № 54203 (город Нижний Тагил, п. Свободный – 1, ракетные войска стратегического назначения). 13 марта маму Дениса попросили связаться с райвоенкоматом. Набиля Галеева позвонила и майор-психолог Кунашакского РВК с ней «поговорил» (далее цитаты из письма матери погибшего солдата).

«Он, даже не поинтересовавшись, есть ли со мной кто из родных, сижу ли я, резко и сухо ответил: «Ваш сын повесился». Я стояла подкошенная, осмысливая его слова, собрав се свои силы спросила: «Он живой или…». Он ответил: «Ну конечно он умер», остального я не помню…

Подполковник Сайфутдинов Павел (из части где служил Денис) и дознаватель Дима, который не соизволил даже назвать свою фамилию, объяснили смерть моего сына тем, что у него была весенняя депрессия. Спустя некоторое время они изменили свою версию, ссылаясь на всякие аномальные явления типа барабашек и полтергейстов. Спустя еще некоторое время они «толкнули» еще одну версию: он просто хотел подшутить, залез в петлю, так как знал, что с минуты на минуту на пост придет смена, но караул опоздал на 15 минут».

Виделась и общалась со своим сыном Набиля Галеева последний раз 13 ноября 2006 года. Вот, что она об этом вспоминает:

«Я забрала своего сына с их площадки в тот же день в 8 часов вечера, с разрешения командира части и увезла в квартиру, где мы снимали. За эту ночь, которую мы с ним провели беседуя, я узнала о многом. Он рассказал о застрелившемся солдате в охране, у которого мозги и кровь были размазаны по стенке. Нас с сестрой это встревожило, но он успокоил нас: «Мам, не бойся за меня, я мужчина». Рассказал так же о том, как у них с караулки сбежал солдат, стукнув пистолетом по голове замполита. И добавил, что сменившись с караула, даже не успев уснуть, как их подняли по тревоге и начали искать сбежавшего солдата, но так и не нашли. Утром на другой день его обнаружили возле трубы котельной, мертвым, он сорвался с трубы. Один парень повесился в каптерке, не смог вынести позора, его изнасиловали. Про последний случай я не стала узнавать подробностей».

«Когда я начала Сайфутдинову выговаривать все эти сведения, он пришел в полное замешательство, даже на некоторое время лишился дара речи. Он даже не мог предположить, на сколько мне все известно. В начале он категоричеси все отрицал, но я не отставала от него, требуя правду и обливаясь слезами, выговаривала все о чем знала. Он ответил: «Да это было так». Из этого следует, что мой сын четвертый по счету солдат».

«Вещи мне показали, но не все. Не было бушлата, с которого он взял орудие убийства, то есть шнур или завязку… Когда я осматривала форму сына, то в кителе не были указаны его номера, а было написано ТАТАРИН».

«Теперь они пусть скажут мне, на каком кладбище и в какой деревне захоронен мой сын. По документам, которые выслали мне, мой сын захоронен в двух деревнях, на двух кладбищах. В деревне Муслюмово и деревне Усть-Богоряк. Я не уверена, что захоронила своего сына, и в какой деревне он захоронен. Они не представили адвокату фотографию с места захоронения. Я прошу эксгумации тела моего сына. Они его продержали в морге три дня, что они там с ним делали? Из морга вывозят окольными путями, боясь московской комиссии, так говорил Сайфутдинов. Я теперь под сомнением, а своего ли сына я захоронила».

* * *

Специально для вас, мы составили короткую инструкцию (она содержит питерские контакты, поэтому жителям других регионов стоит заранее уточнить некоторые телефоны и адреса).

ПРИ ОБЛАВЕ С ПРИВОДОМ В ВОЕНКОМАТ

1. Заучить наизусть — ст. 27.2 КоАП — доставлять имеют право только в отделение милиции. То есть в ВК — не имеют права! (При этом, предложить проехать в ВК — имеют право, а требовать — не имеют. Вот так).
Доставлять помимо согласия имеют право только с целью «привлечения к административной ответственности», а не с целью отправки в армию!
Таким образом то, что зачастую происходит с «приводами в военкоматы», по закону является незаконным лишением свободы (уголовка, наказывается в соответствии со статьями 126 УК – похищение человека и 127 УК – незаконное лишение свободы).

2. Заучив это, звонить 02, требовать вызова наряда милиции в военный комиссариат: «Граждан незаконно доставили в ВК, помимо их воли, что противоречит ст 27 — далее наизусть

3. Менты прибудут, но, скорее всего, никого не освободят — это неважно. Сам зафиксированный факт вызова удостоверяет, что была облава с незаконной доставкой, и потом их будет легче вытащить из части.

4. Кому-то, лучше родным, ехать на Шпалерную 19, в горвоенпрокуратуру, там круглосуточный дежурняк, ему быстро катать заяву (он примет, для того и посажен) «Я, такойтосякойто, сообщаю, что в настоящее время совершается правонарушение — во 1-х, доставлен в военкомат, во 2-х, не вручался протокола об уклонении, в 3-х, без цели привлечения к ответственности (а с иной, противоречащей Закону целью), в 4-х, не предоставлено права связаться с адвокатом, таким образом, совершено НЕЗАКОННОЕ ЛИШЕНИЕ ГРАЖДАНИНА СВОБОДЫ. Прошу: возбудить по данным фактам уголовное дело и привлечь сотрудников военного комиссариата за: А. незаконное доставление в непредусмотренное законом место, и за похищение человека Б. За незаконное удержание и лишение свободы.

5. С 9 утра — в райпрокуратуру к дежурному следователю, и — с тем же текстом, только на этот раз требовать привлечь к уголовной ответственности сотрудников милиции.

6. Тогда же звоним 316 92 42 полковнику Аппазову Рефату Ниязовичу, начальнику отдела призыва военного комиссариата Санкт-Петербурга: «Сообщаю, (холодным голосом) что в райвоенкомате таком-то незаконно удерживают граждан помимо их воли, если они не будут отпущены, мы будем добиваться привлечения к уголовной ответственности ВАС.»

7. По тому же номеру с тем же текстом — полковнику Полянице Вадиму, кажется, Николаевичу, начальнику сборного пункта горвоенкомата.

8. Отловленным парням необходимо быстро обменяться телефонами своими и родни, фамилиями, на случай, если кого-то отпустят.

9. Потом военные будут все свидетельствовать, что парень сам добровольно проследовал с ними в военкомат, т.е. всё по закону. Это надо сразу опровергнуть — начинать громко скандировать «Нас незаконно доставили в военкомат, не желаем здесь находится, требуем выпустить нас из военкомата». Сами потом и будут свидетелями друг для друга: «Я помню, как Сидоров громко кричал, заявляя, что доставлен недобровольно» — и суд выигран.

10. Когда утром поведут на медкомиссию, громко вслух отказываться проходить медосвидетельствование (принудительное законом НЕ ПРЕДУСМОТРЕНО!)

11. Главное — не дать сделать флюшку и взять кровь!!!! Без них призвать не имеют права, причём в законе чётко прописано, что они должны быть сделаны (флюшка, кардиограмма, + анализы крови и мочи) не раньше, чем за 30 дней до медкомиссии, и не позже, чем ДО НАЧАЛА МЕДКОМИССИИ. То есть, в процессе медкомисси сделать флюшку не имеют права. Если будут оформлять без медкомиссии, громко грозитесь перезаразить всю российскую армию и флот ВИЧем, сифилисом, туберкулезом… Заявляйте, что состоите на учете у психиатра и нарколога, говорите что испытываете страдания и имеете суицидальные наклонности из-за внутренних переживаний связанных с невозможностью самоидентификации из-за невротического расстройства, связанного в том числе и с секуальным предпочтением (т.е. Вас мучает Ваше сексуальное предпочтение) – см. положение о военно-врачебной комиссии и расписание болезней. Расписание болезней найдете в 12 издании «Защита прав призывников и военнослужащих».

12. Не подписывайте ни каких бумаг, которые Вам будут предлагать военные. Не берите военный билет и не расписывайтесь за него и в нем. Как только Вы подписываете их макулатуру, Вы сразу попадаете в зависимость от военных.

Если не даться, родные подадут в суд и он, на этом только основании, реально признает призыв незаконным!

Каждую среду в 17 часов и каждую субботу в 11 часов, в организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» (Санкт-Петербург, ул. Разъезжая 9) проходит «Школа прав человека». В дни осеннего призыва там было не протолкнуться. Поэтому, рекомендую не откладывать посещение семинара на экстренный случай, связанный со свершившимся нарушением Ваших прав, а идти уже сейчас, слушать, записывать и запоминать. А еще нужна Ваша помощь участием в группах быстрого реагирования на нарушения Закона военными.

Читайте рубрику «призывнику» вот здесь http://www.soldiersmothers.ru/?page=6&PHPSESSID=52138cd891ee0ba5d5da1a8f5b077962

Спасибо.

По материалам ЖЖ-дневника recepter
Назлобу.ру