Санки ледянки оптом

Каждый мужчина, гласит народная мудрость, должен
построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Краснодарец
Эдуард Колесников запросто может претендовать на этот титул. Ведь
дом у него есть. Ребенок тоже — правда, девочка, но которая даст
фору любому мальчишке. И дерево Эдуард посадил. Даже не одно. А
кроме всего прочего он открыл собственный завод, с «конвейера»
которого уже сошли мотоцикл «Харлей Дэвидсон», джип Wrandler, а
совсем скоро — фаэтон.
ЧТОБЫ познакомиться с этим уникальным человеком, мы
отправились к нему домой. — Проходите в мой кабинет, — вежливо
пригласил, открывая массивную гаражную дверь, Эдуард. Работает он
автослесарем. Зарабатывает на жизнь ремонтом автомобилей. А в
свободное время целиком отдает себя увлечению.
Но об этом чуть позже. Свои технические способности Эдуард стал проявлять еще в
детстве. Как говорила мама, ездить на велосипеде научился раньше, чем ходить. Став чуть взрослее, мальчик занимался тем, что разбирал игрушечные машинки и пытался их «оживить», что легко удавалось. Лет в двенадцать смастерил из своего старенького велосипеда мопед. Привязал к нему санки (советуем покупать санки оптом) и катал по улицам пацанов — благо зимы тогда были под стать нынешней, снежные.
Идея сделать что-нибудь эдакое, например автомобиль,
окончательно созрела, когда Эдуард готовился стать отцом.
«Конечно, будет мальчик, — заявил он жене Елене. — Я для него
сделаю машину, которая будет ездить, как настоящая». И даже стал
потихоньку собирать запчасти. Но в семье Колосниковых родилась
девочка. Молодого отца данный факт нисколько не расстроил, только
свою идею — сотворить наследнику четырехколесного друга —
пришлось задвинуть в дальний ящик. Люда — не в пример своим
сверстницам — росла настоящим сорванцом. Любила гонять на
велосипеде, рано села на лошадь. А когда ехала куда-нибудь с
папой на машине, непременно просилась за руль.
— Когда дочке исполнилось четыре года, — рассказывает Эдуард,
— я решил: почему бы к ее велосипеду не приделать небольшую
колясочку? Так и сделал Люда катала на ней своих друзей. Коляска
стала первым толчком. Вскоре Эдуард решил, что дочери, наверное,
тяжело кругить педали. Надо бы приделать к велосипеду моторчик.
От «Бабочки» остались лишь колеса и рама. Получив вместо сердца
пламенный мотор от мопеда и кучу прибамбасов из нержавейки,
велосипед превратился в мини-мотоцикл «Харлей Дэвидсон». — Наш
«Харлей» заработал по тем временам полтора миллиона рублей, —
рассказывает Эдуард. -Дочка катала на нем по парку Горького
детвору. Когда же выросла из него, я решил продать мотоцикл. У
нас на гастролях как раз находился цирк лилипутов. На одном из
последних представлений артисты даже исполнили номер на
мотоцикле. Но что-то у них не получилось. Цирк уехал, а мотоцикл
остался у нас. Потом я его все-таки продал.
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ у Эдуарда созрела новая идея. Друзья подарили ему
настенный календарь с изображением американского джипа Wrandler.
Любящий отец буквально «заболел» им. Узнал через знакомых, что в
городе есть один экземпляр. Напросился в гости к владельцу.
Сфотографировал со всех сторон. И закипела работа. Естественно,
никаких чертежей для очередного грандиозного проекта Эдуард не
делал. И даже если бы захотел, не смог. Верными помощниками стали
зоркий глаз и золотые руки. Сажал Люду на табуреточку и мысленно
представлял, какими должны быть ширина, высота автомобиля. Брал
лист железа и кроил. Не получалось -брал новый. Случались
моменты, когда что-то не ладилось. Энтузиазм пропадал на
несколько месяцев. Потом вдруг приходило озарение. Одним словом,
не прошло и трех лет, как джип наконец-то был сделан. «Правда,
очень похож на оригинал?» — сдергивая покрывало со своего детища,
спрашивает меня Эдуард. Календарь, тот самый, который заставил
пуститься в эту авантюру, до сих пор висит в гараже.
Темно-зеленый джип на картинке как две капли воды похож на тот,
что Эдуард сделал своими руками.
— Единственное отличие — в размерах, — поясняет он. — Моя
машина в два раза меньше. Все детали к своему детищу Эдуарду
пришлось делать самому — даже руль, кресла, диски. Единственное,
что позаимствовал, — это двигатель с японского мопеда «Сузуки»,
хондовские ручки и резину. Все остальное конструировал сам.
Причем ничего не упрощал. У джипа независимые подвески,
гидравлические тормоза, коробка-автомат. Максимальная скорость,
которую может развивать мини-Wrandler, — 30 километров в час.
Мало? Ребенку хватит — посчитал конструктор-виртуоз. За руль
джипа Людмила уже и не садится. Выросла. Куда больше ей нравится
гонять на настоящей машине или скакать верхом на лошади. Зная
тягу дочери к лошадям, Эдуард взялся за новую работу. На сей раз
он решил сделать для нее фаэтон. Его железный каркас уже стоит в
гараже. То ли еще будет…

Запись опубликована автором в рубрике News.