Художественная кова в Волгограде

Валерий ВОЛКОВ: Подковать лошадь можно только по науке.
Валерий ВОЛКОВ когда-то окончил техническое училище по
холодильным установкам, работал по специальности. Но лет шесть
назад все бросил и стал ковалем в конно-спортивном клубе
«Измайлово». Коваль — это тот, кто подковывает лошадей.
Как это случилось?
— Мой отец всю жизнь ковал лошадей на ипподроме. Меня в конце
концов тоже потянуло заняться этим. Ведь это настоящее ремесло,
то, что идет с древних времен. Лошадей сегодня подковывать нигде
не учат. Раньше на ипподроме была школа, где профессии коваля
специально учили. Учили в течение года, потом прикрепляли
мастера, за которым ходил ученик. И только после этого ему давали
отделение лошадей (22 головы). Отец следил за отделением.
Наездник говорил ему, когда нужно подковать ту или иную лошадь,
когда подложить кожаную стельку (есть очень чувствительные
лошади, а со стельками ей мягче). Это наука. Без специальных
знаний не обойтись.

— Никогда не хотелось создать свою школу?
— Да нет, это очень сложно. У меня же нет образования
ветврача. Надо читать книги, изучать анатомию, ортопедию… Я
стараюсь это сейчас делать. Но у нас книги такие не издаются. Вся
литература написана до 30-х годов.
— Из чего делают подковы?
— Из стали. Но я их делать не умею. При советской власти нашу
специальность разделили на две: коваль и кузнец.
— Ну кузнецов-то сейчас готовят?
— Тоже нет.
— А откуда тогда берутся подковы?
— У нас их один человек только делает. На ипподроме когда-то
была кузня с шестью наковальнями. На них работали шесть мастеров, потом они стали заниматься художественной ковкой волгоград. Сейчас все это закрыли, разворовали. Старики умерли. Молодежь к тому моменту «не подоспела».
— Откуда возьмутся новые кузнецы?
— Раз в год в Москве проходит конная выставка «Эквирос», куда
приезжают все конники. Показывают и ковку… Какую-то литературу
издают. И когда демонстрируют ковку, на это смотрят
ребята-любители. Чему-то учатся…
Уже стемнело, а к воротам подходили все новые и новые группы
детей. Тот, кто однажды сел на лошадь, «заболевает» на всю жизнь.
— Без науки здесь не обойтись?
— Да. Все выверяется до доли миллиметра. Это работа даже не
ветеринара, а доктора. От нее зависит, как лошадь будет ходить.
— Вам кто-то помогает?
— Я все делаю один. В Германии ковалю помогают. Там вообще это
высокооплачиваемый труд. Там учат на Коваля, как в институте.
Потом ты должен отработать еще два-три года, потом — получить
лицензию.
— Сколько стоит подковать лошадь?
— В Битце — 300 рублей. За частную лошадь (в зависимости от
класса мастера) берут до 30 долларов. По Москве нас человек
пятнадцать профессионалов.
— Что бывает, если неправильно подковать лошадь?
— Представьте себе: в этом году в Москве, в Лужниках, проходил
Кубок мэра. Я был дежурным ковалем — подкрепить, если расковалась
лошадь, еще что-то. Так вот, если лошадь стоит миллион или
полмиллиона долларов, а я не так забиваю гвоздь, представляете,
что будет? Цена лошади растет и по мере роста ее мастерства:
прошла два маршрута определенной сложности и стоит уже 60 тысяч
долларов. Прыгает высоко в конкуре — то же самое.

Запись опубликована автором в рубрике News.