С годами стареют не только дома, но и их обитатели

Время от времени (обычно когда больше писать особо не о чем)
периодические издания принимаются рассуждать о чистоте наших
подъездов, работоспособности лифтов и непротекаемости крыш.
Впрочем, не всегда эти рассуждения носят абстрактно-морализаторский
характер — зачастую они сводятся к вполне определенной дискуссии,
особенно обострившейся в последние месяцы: нужны ли в городах
объединения совладельцев жилья, называемые иначе кондоминиумами.
В пользу кондоминиума (от латинского con — «вместе», и dominium
— «владение», т. е. «совладение») задекларировано множество
постулатов. Вот только некоторые из преимуществ, получаемых его
участником: использование платежей жильцов на нужды именно того
дома, где они обитают, и контроль за рациональным их
использованием; чистота в доме, его сохранность; создание
комфортных и безопасных условий проживания; защита прав
собственника; получение дополнительных средств на содержание дома
за счет сдачи в аренду объектов общей собственности; налаживание
добрососедских отношений между жильцами; пресечение
внутриквартирных перепланировок, отрицательно сказывающихся на
соседних квартирах и на состоянии дома в целом; возможность
использования трудового вклада жильцов вместо квартплаты. А как
итог повышения качества жизни — рост стоимости квартир в данном
доме.
С годами стареют не только дома, но и их обитатели. К старости у
большинства уровень доходов значительно падает — значит,
зарабатывать собственнику на будущий капремонт нужно в
трудоспособном возрасте. Зарубежный опыт показывает, что участнику
кондоминиума это сделать гораздо легче. Взять даже соседнюю Польшу.
Там действует закон с довольно скучной на первый взгляд
формулировкой: о льготном налогообложении средств физических лиц,
истраченных на ремонт жилого фонда. На практике применение этого
закона означает, что 19% вашего совокупного годового дохода
исключаются из общего налогообложения, если вы их потратили на
ремонт квартиры: например, обои под покраску купить в москве или обложили ванную кафелем или наняли
мастеров переклеить обои и можете это подтвердить чеком или
справкой.
Об этих и о других позитивных моментах участия в кондоминиуме мне
рассказывал Валентин Пришва, один из активных подвижников идеи
создания жилищных товариществ в украинских городах. Я слушал
вице-президента Международного общественного центра содействия
жилищным и муниципальным реформам, а перед глазами стояли подъезды
наших закарпатских городов: Мукачева, Ужгорода. Там почти повсюду
есть стулья или скамеечки для отдыха, зелено от комнатных цветов, а
по нормально освещенным лестничным маршам можно ходить без опасений
наступить на то, на что наступать не хотелось бы. При этом чаще
всего на входных дверях зданий — никаких домофонов или хитроумных
кодовых замков. Но вряд ли тамошние обитатели поголовно состоят в
каких-то объединениях: скорее, у людей меньше, чем в Киеве,
взаимной озлобленности, замкнутости, больше взаимоуважения.
«Чистый подъезд, закрытый для посторонних, — это не самоцель
кондоминиума. Задачи, — говорит Валентин Сергеевич, — гораздо
глубже. Так, члены товарищества самостоятельно определяют, кто
будет обслуживать их дом: государственный доходяга—жэк либо
альтернативные частные фирмы. Или взять ту же проблему капитального
ремонта, который рано или поздно требуется любому зданию. Раньше с
этой задачей худо-бедно справлялось государство. Но теперь все
гораздо сложнее не только из-за проблем с финансированием, но и по
той простой причине, что после принятия законодательства о
приватизации жилья практически каждый дом — это сосуществование
нанимателей государственных квартир и владельцев-частников. Если
первые теоретически могут рассчитывать на милость государства, то
вторые — исключительно на себя (точно так же, как владельцы домов
в частном секторе). Как говорится, спасение утопающих — дело рук
самих утопающих».

Но это Польша. У нас же выгоды кондоминиума познала очень
незначительная часть городского населения — не столько из-за
апатичности, безынициативности граждан, сколько по причине наличия
у идеи объединения жильцов в товарищества тайных и явных
оппонентов. Несмотря на определенное продвижение в этом вопросе,
пакет законодательных документов по объединениям совладельцев жилых
домов запутан, противоречив и далек от полноты. «Главный сыр-бор,
— рассказывает В. Пришва, — завертелся вокруг того, являются ли
подобные добровольные объединения прибыльными. Государственная
налоговая администрация полагает, что это так, и отказывается
внести объединения совладельцев в официальный реестр неприбыльных
организаций. А где предполагается прибыль — там обязателен налог,
который в данном случае дополнительным бременем возлагается на
жильцов. Мы намереваемся доказать, что это несправедливо — уже
хотя бы потому, что объединиение совладельцев изначально не ставит
перед собой задачу извлечения доходов из предпринимательской
деятельности. Речь идет исключительно об оптимизации жизни дома и
его населения.
Кстати, в свое время ГНАУ, объясняя свое нежелание отнести
кондоминиумы к реестру неприбыльных организаций, мотивировала свои
действия тем, что «объединения совладельцев многоквартирных домов
осуществляют хозяйственную деятельность, связанную с содержанием,
эксплуатацией и ремонтом жилищного фонда, то есть, выполняют
функции жилищно-эксплуатационных контор, а также получают доходы от
иной хозяйственной деятельности.» Но позвольте! Служба г-на Азарова
путает грешное с праведным: хозяйственная деятельность и
предпринимательская — это два разных понятия. Скажем, подметая
кухню, я занимаюсь хозяйственной деятельностью. По логике ГНАУ
получается, что я при этом… должен заплатить налог! Правда,
нельзя не признать, что позднее ГНАУ пошла на определенную уступку,
разъяснив, что в случае реорганизации в объединения совладельцев
многоквартирных домов ранее существовавших жилищно-строительных
кооперативов они могут-таки быть зарегистрированы как неприбыльные.
Но такого половинчатого разъяснения, по нашему убеждению, сегодня
совершенно недостаточно.
Наш Центр содействия жилищным и муниципальным реформам настаивает,
чтобы на рассмотрение парламента был как можно скорее вынесен
законопроект «О внесении изменений и дополнений к ст. 7 Закона
Украины «О налогообложении прибыли предприятий». Там, в частности,
предлагается четко определить основную — никак не коммерческую! —
деятельность объединений совладельцев. А именно: управление,
содержание, обслуживание и использование имущества жилого дома и
придомовой территории; обеспечение согласия владельцев квартир,
жилых и нежилых помещений дома, порядка реализации ими своих прав
на владение, использование и распоряжение объектами дома,
находящимися в обще-совместном владении членов объединения;
организация и обеспечение жильцов дома коммунальными и иными
услугами; обеспечение выполнения собственниками квартир, жилых и
нежилых помещений дома требований Правил пользования помещениями
жилых домов и придомовых территорий, установленных действующим
законодательством. С принятием таких поправок наконец и разрешилась
бы путаница вокруг статуса жилищных товариществ.».

Запись опубликована автором в рубрике News.