Автомобильный бум в России начался после японской войны

Автомобильный бум в России начался после японской войны,
когда заводы «Дунке» и Русско-Балтийский стали серийно выпускать
легковые машины. Но они не могли насытить необъятный рынок
Российской империи. Поэтому в губернские и даже уездные города
страны потоком хлынули проспекты и рекламные брошюры иностранных
автомобильных компаний. Свои услуги предлагали фирмы французские
— «Дион Бутон», «Пакер-Лавассер», «Рено», «Пежо»; германские —
«Даймлер-Бенц», «Опель», «Мерседес»; итальянские — «Фиат»,
«Мангия»;
английские — «Нэпир», «Санбим», «Роллс-Ройс», «Пирс-Арроу».
Американские фирмы своих машин не предлагали, поэтому только в
Санкт-Петербурге и Москве попадались «Студебеккеры» и
«Паккарды»…
Каждая поездка «на моторе» в те не очень далекие времена
становилась делом волнующим, полным неожиданностей и опасностей.
Чаще всего хорошо себя показывали шины гудиер, которые насаживались на ободья с
тяжелыми тележными втулками. Их смазывали через 150-200 верст
пути. Спицы на таких колесах изготавливались из очень твердого
дерева: дуба, бука, вишни, альпийской акации, граба.
Безусловно, госпожа А.И.Морданова, получившая «право на
открытие автомобильного движения в Челябинске», не осталась
единственной владелицей машины. Глядя на нее, приобрел машину
«Руссо-Балта» и инженер-путеец Константин Федорович Самборский.
Он умел водить авто, хорошо разбирался в двигателях, слыл
человеком предприимчивым, но своего дела не имел. Инженер решил
открыть его, организовав автомобильное межгородское и моторное
движение между Челябинском и Троицком. Журнал «Автомобиль» N 20
за 1909 год сообщал: «Уже прошло порядочно времени с тех пор, как
инженером К.Ф.Самборским было возбуждено ходатайство об открытии
автомобильного движения между Челябинском и Троицком. Недавно…
от господина Самборского была потребована расписка о том, что
последний отвечает за порчу дорог и мостов на пути следования
автомобиля…».
Строгость чиновников объяснима. Ведь появление на дороге
автомобиля вызывало не только всеобщее изумление, но и проблемы,
которые сразу решить не могли. Например, что делать извозчику,
если его лошадь понесет по улицам, испугавшись шума мотора? Или
что делать хозяйкам, если в момент выгона буренок их питомцы
бросятся по проулкам? Кого винить в беспорядках?
Шофера? Но он же не виноват в том, что двигатель его авто
гадит, шумит и коптит! С французов да немцев надо спрашивать…

Автомобилисты того времени чаще всего использовали, кроме
продукции «Треугольника», шины марки «Мишелен». Их реклама во
всех городах и весях России была одинаковой. Она представляла
собой рисунок, изображающий смешного и толстого человека,
сложенного из шин, в пробковом шлеме и очках и, разумеется, в
шикарных, коричневого цвета, крагах.
А автомобиль «развивался», видоизменялся, улучшался,
модернизировался и реконструировался так быстро, что даже
«шоффэра» разводили руками. Спрос «на моторы» возрастал, авто
стало модным и престижным, и к 1917 году на улицах Челябинска
курсировало несколько машин. К тому времени они стали уже заметно
отличаться от экипажей, сохраняя с ними сходство лишь в элементах
отделки. Она поражала не только обывателей: стеганые с пуговицами
кожаные сиденья, спускающиеся, как в каретах, окна, красивые
медные фонари, кожаный «верх» со слюдяными окошечками,
рожок-гудок в форме змеиной головы с раскрытой пастью…

Запись опубликована автором в рубрике News.