Дары Волхвов

В последние месяцы в сводках телевизионных новостей часто и
тревожно звучали слова: «Вифлеем», «Базилика Рождества Христова».
Словно по таинственной закономерности в самом начале третьего
тысячелетия Христовой эры вновь над местом Его рождения скрестили
мечи и копья убийцы, посланные современными Иродами:
С детских лет каждому из нас знакомы и памятны — по иконам,
музеям, книгам, фильмам — евангельские сюжеты, связанные с
Рождеством, Яслями, Поклонением Волхвов. А история? Археология?
Что говорят об этом они? Можно ли и сегодня реально прикоснуться
— не мечом, смиренными устами и верующим сердцем — к святым
реликвиям далекого прошлого?
Рассказ о подлинности евангельских святынь продолжает старший
научный сотрудник Института российской истории РАН НИКОЛАЙ
ЛИСОВОЙ.
На расстоянии восьми километров к востоку от Вифлеема
находится монастырь святого Феодосия, основанный в V веке. С
ранних лет Феодосий выбрал для себя путь иноческого подвига. В
451 году он пришел в Иерусалим на поклонение и оттуда, подобно
волхвам, направился в Вифлеем: в поисках места для монашеского
уединения. Как сказано в Житии, он долго молился, прося Бога
указать ему место, наконец, взял кадило с погасшими углями и,
кадя, трижды обошел окрестности. «Там, где угли разгорятся, будет
назначенное место», — решил он. Паникадило церковные купить оказалось не так-то просто. Там, где
останавливались, по преданию, на обратном пути из Вифлеема,
евангельские волхвы Феодосий и основал монастырь.
Как рассказывает Евангелист Матфей, еще до рождения Христа
Иосифу Обручнику было во сне откровение: Младенец, что должен
появиться на свет, есть Сын Божий, Иисус, что означает Спаситель.
«Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода,
пришли в Иерусалим волхвы с Востока и говорят: Где родившийся
Царь Иудейский? Ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли
поклониться Ему». Им было указано на Вифлеем. Они отправились в
путь, «и вот Звезда, которую они видели на востоке, шла перед
ними, пока не остановилась над местом, где был Младенец» (Мф. 2,
9). Войдя в пещеру, волхвы увидели Младенца Христа и Его Мать,
поклонились и возложили пред Ним принесенные дары.
Совершив поклонение, волхвы удалились другой дорогой, чтобы не
возвращаться в Иерусалим. Ирод, царствовавший тогда в Иудее,
выведав от волхвов время явления Звезды, приказал перебить в
Вифлееме «на всякий случай» всех детей младше двух лет. Младенец
остался жив, так как Мария и Иосиф по указанию Ангела бежали с
ним в Египет.
По православному преданию волхвы (в греческом тексте Евангелия
«маги») были родом из Урмии (северный Иран). Но пройдет
тринадцать столетий, и под пером немецкого писателя XIV века
аббата Иоанна Хильдесхаймского, автора «Легенды о трех царях»,
евангельские волхвы превратятся в трех владетельных государей,
«правивших в землях Индии, Персии и Халдеи». Извещенные
звездочетами, постоянно наблюдавшими небо с вершины высокой горы
Фаус, «величайшей на Востоке», цари, не сговариваясь, каждый из
своей страны, двинулись в Иерусалим с караванами, на которых
возложены были богатые дары. Звали царей, согласно сказанию,
Мельхиор (царь Нубии), Бальтазар (царь Годолии, в Индии) и
Гаспар, или по-другому Йаспар (царь Фарсийский).
Каждый из них шел своим путем — через пустыни, горы и долины.
И время, протекшее в пути, показалось им за один день. Между тем
они ведомы были Звездой и Богом тринадцать дней, считая с того
дня, как родился Господь и взошла Звезда. Средневековые
комментаторы пишут, что они скакали на верблюдах, известных своим
быстрым бегом, и лишь потому успели в столь короткое время
достичь Иерусалима. Внезапно и неожиданно, для себя и для местных
жителей, разными вратами три каравана вошли в Иерусалим. Цари
были приняты Иродом и беседовали с ним, как рассказано об этом в
Евангелии; затем, получив указание о том, что Мессия должен
родиться в Вифлееме, отправились туда:
На древних иконах Рождества нет ни царской пышности
раскладываемых волхвами даров, ни жестоких сцен «избиения
младенцев» — излюбленных сюжетов западноевропейской живописи. Все
просто, серьезно и величаво. Горит Звезда, славословят Ангелы,
скачут волхвы.
Скачут волхвы: Человечество как будто пришло в движение.
История, мнившаяся древним как вечное возвращение, вдруг
разомкнула ограниченность циклов, открылась дорога, направленная
и осмысленная: от творения мира — через Боговоплощение — к
свершению творения, Второму пришествию и Суду. «Круг времени»
обернется «стрелой времени», и соответственно «накручивание»
кармы — свободой личностного самоопределения, свободой
исторического творчества.
Скачут волхвы: Это они, никогда не читавшие Библии, но
устремленные в небо, вычислили и узнали Звезду Нового Завета.
Языческое, индоевропейское человечество: греки, романцы,
германцы, славяне, кельты — двинулись на свет Вифлеема,
отвергнутый и поруганный иудейством, к новой вере, в которой
воплотились их древние чаяния и прозрения. Как говорил Иоанн
Златоуст, «Иисус Христос с самого начала отверзает дверь
язычникам: дает им Звезду». Или, как скажет в XI в. русский
митрополит Иларион, «лепо благодати и истине на новые языки
воссияти — новое вино, новые мехи, новые народы».
Базилика Рождества Христова в Вифлееме — единственный в Святой
Земле христианский храм, уцелевший без разрушений и перестроек с
эпохи Юстиниана. Персы в нашествие шаха Хозроя (614 г.)
уничтожили, как известно, все христианские святыни, пощадили лишь
Вифлеемский храм. По преданию, их остановила мозаика, на которой
изображено было поклонение волхвов — в узнаваемых персидских
одеждах и головных уборах. Зная, возможно, также легенду о том,
что пришествие Спасителя было предсказано Заратустрой, иранским
пророком, основателем огнепоклоннической веры, персидские воины
остереглись касаться святынь, связанных таинственным образом с их
собственной древней традицией.
Так, благодаря волхвам, сохранилось для нас в
неприкосновенности место Рождества Спасителя.
В Пещеру Рождества (Вертеп) ведут две лестницы — из северного
и южного трансепта. Сама Пещера представляет собой сводчатое
помещение, длиной примерно в 12, шириной — до 3-х метров. Стены
сохранили частью первобытный облик, частью — это позднейшая
каменная кладка. В начале XII века посетил Вифлеем русский
паломник игумен Даниил и записал: «Вертеп и ясли, где родился
Христос, находятся под великим алтарем, они устроены красиво.
Дверей в Пещере две. И если северными дверями входишь в вертеп,
то по левую руку от тебя будет место внизу на земле, на котором и
родился Христос. А напротив, на западе — Ясли, в которые положили
Христа после рождения, завернутого в рубище. Все претерпел ради
нашего спасения:».
Действительно, придел Яслей находится в южной части вертепа,
напротив престола Рождества. Точнее, придел посвящен Трем Волхвам
(или Трем Царям — по католической версии). Сами Ясли, как и все в
Пещере, покрыты мрамором, поэтому трудно судить, как они
выглядели в ту единственную, евангельскую ночь. Блаженный Иероним
в конце IV века писал: «О, если бы мог я увидеть подлинные Святые
Ясли, в которых лежал Господь! Ныне в похвалу Спасителю, в храме
заменили глиняные Ясли серебряными, но насколько драгоценнее были
те, которые убрали».
На самом деле ни серебряные Ясли, которые видел Иероним, ни
глиняные, об утрате которых он горевал, ни гораздо более поздние
деревянные, перенесенные в VII веке в Рим (они находятся сейчас
над престолом в храме Санта Мария Маджоре), не были подлинными.
Подлинные Святые Ясли скрыты под современным мрамором. Они
представляют собой корытце, выдолбленное в естественном
углублении скалы, как это и теперь делают палестинские пастухи в
пещерах — загонах для скота.
А еще в Вифлеемской базилике существует возле главного
алтаря, у северной стороны апсиды, высеченная в скале цистерна, с
которой тоже связана старинная паломническая легенда. Святой
Григорий Турский, французский писатель VI века, автор «Истории
франков», писал: «Существует в Вифлееме колодец, из которого
пила, по преданию, Пресвятая Богородица. И, если чистые сердцем
заглядывают в него, они и ныне могут видеть в глубине отражение
Звезды волхвов».
Эта легенда заставляет вспомнить эпизод из гораздо более
древнего памятника — Первоевангелия Иакова. На пути в Вифлеем,
рассказывает Иосиф Обручник, вдруг случилось что-то непонятное.
«И вот я, Иосиф, шел — и не двигался. И посмотрел на воздух, и
увидел, что воздух неподвижен, посмотрел на небесный свод и
увидел, что он остановился и птицы замерли в полете, посмотрел на
землю и увидел поставленный сосуд и работников, возлежавших
подле, и руки их были около сосуда, и вкушающие не вкушали, и
берущие не брали, и подносящие ко рту не подносили, и лица всех
были обращены к небу. И увидел овец, которых гнали, но которые
стояли. И пастух поднял руку, чтобы гнать их, но рука оставалась
поднятой. И посмотрел на течение реки и увидел, что козы
прикасались к воде, но не пили, и все в этот миг остановилось».
Очевидно, навсегда застывшее на дне колодца отражение Звезды —
из того же загадочного состояния:
А вблизи все пусто и немо,
В смертном сне враги и друзья.
И горит Звезда Вифлеема.
Так светло, как любовь моя.

Вход в Пещеру Волхвов находится неподалеку от нового
монастырского храма. В пещере устроена небольшая часовня и
находится несколько священных гробниц. Здесь погребены: сам
Феодосий Киновиарх («общих житий начальник»), его мать —
преподобная Евлогия, мать Саввы Освященного — преподобная София,
святой Иоанн Мосх, автор книги «Луг духовный» и другие подвижники
и подвижницы. От времени Святых Волхвов, кроме самой пещеры,
разумеется, ничего не сохранилось:
Что касается Яслей Спасителя, их показывают, как мы сказали, в
Риме, в храме Санта Мария Маджоре. Перенесенные в Рим из Вифлеема
в 642 году, вместе с мощами Блаженного Иеронима, они находятся в
нижнем приделе (конфессионе), к которому ведет небольшая
двухмаршевая лестница. Киот, в котором хранятся Ясли,
представляет собой колыбель из горного хрусталя, в
серебряновызолоченной оправе, поддерживаемую херувимами, внутри
которой видны пять маленьких дощечек — все, что осталось от
Яслей:
А сами святые дары, принесенные волхвами новорожденному
Спасителю, — сохранились ли они? Чудо, — или историческая
закономерность? — но Дары Волхвов существуют и сегодня.

Запись опубликована автором в рубрике News.