Знакомимся на сайте знакомств с иностранцами для серьезных отношений

«Если бы я вдруг решил написать роман, взяв за основу
собственную жизнь, мне бы никто не поверил. Поэтому я предпочитаю
просто рассказывать о том, что со мной происходило на самом
деле», — заявил Роже Вадим после выхода в свет нашумевшего в свое
время бестселлера «От одной звезды к другой». С тех пор он
выпустил еще несколько автобиографических книг, которые неизменно
пользовались большим успехом. И действительно, режиссер,
публицист, журналист неизменно оказывался в центре бурных
событий, любил и был любим самыми красивыми женщинами Франции.
И не только Франции. Брижит Бардо, Джейн Фонда, Катрин Денев,
те самые «звезды», о которых он достойно и с нежностью рассказал
в первом бестселлере, были его законными женами, а не просто
дамами на день или неделю. Роже Вадиму сейчас хорошо за
шестьдесят, но с годами он не утратил статности, пленительной
улыбки и шарма. Уточним: русско-французского шарма. Ибо его корни
— наполовину российские.
— Господин Вадим, ведь ваше полное имя звучит немного иначе:
Вадим Племянников, не так ли?
— Брижит — личность. Уникальная. Несравненная. Она обладает
невероятной силой характера. И очень естественная. Феномен Брижит
Бардо заключался в том, что в кино она всегда в меньшей степени
играла, а в большей была той, какой являлась на самом деле.
Совсем девчушкой, а я знаю ее с 15-летнего возраста, она
совершенно не думала о съемочных площадках, а мечтала быть
танцовщицей. И надо отметить, что, если бы не обстоятельства,
Брижит наверняка стала бы «звездой» балета. Но жизнь складывалась
иначе, она влюбилась в парня по имени Вадим, который занимался
кино. И сниматься-то она начала совсем молоденькой — в 16-17 лет
лишь для того, чтобы иметь возможность видеться со мной, выезжая
«на натуру» в провинцию. Дело в том, что ее строгие родители не
хотели, чтобы у нас были какие-то взрослые отношения. Говорили
ей: вот исполнится тебе 18 лет, тогда и выходи замуж. Они
надеялись, что за это время ее чувства ко мне изменятся. Но этого
не произошло, и спустя три года после знакомства на сайте знакомств с иностранцами для серьезных отношений мы поженились.
Кино не было для нее призванием, как, скажем, для Бетти Дейвис
или Вивьен Ли. Но произошло чудо, о котором сразу заговорили в
прессе, и Брижит превратилась в суперзвезду экрана. И
французского, и международного. Она тяжело переносила бремя
славы. Видела, конечно, положительные стороны популярности, но
негативные ее сильно допекали. Папарацци, скандальная пресса и
прочее. Веселая, оптимистичная, стала часто впадать в депрессии.
Но хода вспять уже не было, карусель завертелась. Так что, не
став танцовщицей, Брижит смирилась с участью актрисы. Она также
прекрасно понимала, что процесс «старения» в кино — не для нее, и
знала, что в определенном возрасте надо будет остановиться. Что и
произошло, когда ей исполнилось 39 лет. Все тогда подумали, что
по примеру многих актеров и певцов, сказав «до свидания», Брижит
вскоре вернется. Но этого не случилось, и она осталась в мировом
кинематографе своими «звездными» ролями.
— Если быть точнее, Роже Вадим Игоревич Племянников.
Давным-давно отец рассказал мне историю о том, что наши предки,
которые вели свой род чуть ли не от Чингисхана, еще в XII-XIII
веках оказались в западной части Руси. По причинам, ему
неведомым, родонаследие у них передавалось не от отца к сыну, а
от отца к племяннику. Отсюда возникла и фамилия Племянников. До
революции семья жила под Киевом, владела большим поместьем. После
гражданской войны, а мой отец воевал у генерала Врангеля совсем
еще безусым юношей, он бежал на Запад. Как и многие другие
изгнанники, оказался во Франции. Служил в армии, потом учился,
принял французское гражданство. Более того, был взят на
дипломатическую работу, что по тем временам было большой
редкостью.
Итак, почему же все-таки зовусь я не Вадимом Племянниковым? Да
потому, что для французов эта фамилия слишком длинная. Вот и
возникла необходимость из-за, скажем так, производственных
потребностей ее укоротить. Так русское имя мое превратилось в
фамилию, а французское — Роже — осталось именем.
— Приходилось бывать в России?
— Дважды. Первый раз где-то в 60-х, когда я был женат на Джейн
Фонда. Ну а в России хорошо знали как ее саму, так и отца —
«звезду Голливуда» Генри Фонда. Так что нас прекрасно принимали.
Хорошо помню встречу с моим хорошим другом, с которым я
познакомился еще раньше в Европе, — Сергеем Бондарчуком. Вместе с
Джейн приехали на его студию и нашли его на грани нервного срыва:
Сергей тогда снимал уже два или три года «Войну и мир», испытывая
массу трудностей. Нам удалось сбить этот мрачный настрой, и тогда
он мне в шутку предложил: «Роже, давай махнемся: ты оставайся в
Москве, заканчивай фильм, а я забираю Джейн и возвращаюсь в
Париж». Посмеялись.
В конце концов он завершил эту ленту, которая впоследствии
обошла экраны всего света.
Во второй раз я побывал у вас совсем недавно. Это был
фестиваль художественных телефильмов в Санкт-Петербурге, на
котором я получил приз. Ездил вместе с моей нынешней женой,
актрисой Мари-Кристин Барро. Времена другие, но люди остались
такими же.
— Вы один из самых известных французских режиссеров, сняли
около трех десятков лент. Как вы попали в кино?
— Случайность, обстоятельства. В детстве и отрочестве, которые
приходились на предвоенные годы, много писал, рисовал. Юношей
поступил на курсы драматического искусства. Стал играть,
встречался с людьми кино, брался за сценарии. Здорово помогла
журналистская работа в «Пари-Матч». Так мелкими шажками и
совершенно естественно я пришел к кинорежиссуре. Первый фильм «И
Бог создал женщину» я поставил, когда мне не было еще и тридцати.
— Фильм не только имел оглушительный успех и со временем стал
своего рода «культовым», но и провозгласил собой новую эру
раскрепощенности и чувственности, королевой которой стала ваша
первая жена Брижит Бардо:
— Вас не злит, что о Роже Вадиме все-таки больше говорят как о
муже известнейших женщин нашего времени, нежели как о писателе
или режиссере?
— Откровенно говоря, я к этому привык. Но нельзя забывать об
одной очень важной вещи. Я женился не на «звездах», а на молодых
и красивых девушках, которые до встречи со мной еще не достигали
кинематографического Олимпа.
— У вас четверо детей от всех ваших спутниц, за исключением
Брижит. Чем занимаются? Наверное, пошли по отцовским и
материнским стопам?
— У меня две дочери и два сына в возрасте от 25 до 40 лет.
Появлялись на свет с 5-летним перерывом. Так что в этом плане
меня отличает четкая организованность. Две дочери живут в
Америке. Кроме Кристиана, которого мне родила Катрин Денев, никто
не связан с игровым кино. Младший сын любит поэзию, ищет себя и
сторонится мира, где больше всего ценится материальное
благополучие, погоня за деньгами. Философствует — и в этом похож
на русского. К тому же его зовут Ваня.
Ванесса увлекалась документальным кино. В свое время она
сделала фильм о Всемирном женском конгрессе в Пекине, для чего
проехала на поезде через всю Россию вплоть до китайской столицы,
где встретилась со своей матерью — Джейн Фонда. Ее больше
интересуют социальные проблемы. Ее партнерша и подруга — из рода
Кеннеди. Та самая, на свадьбу которой летел на своем самолете и
разбился сын Джона Кеннеди.
Старшая дочь — Натали Вадимовна Племянникова. Ее мать —
обладательница невероятной красоты датчанка по имени Аннетт
Штройберг. Несомненно, она была самой красивой из дам, с которыми
я жил. Но Аннетт хотела выстраивать жизнь по-своему, не зависеть
от мужа — то было время раскрепощения женщин. Мы расстались, а
Натали осталась со мной. В конце 70-х, когда ей исполнилось 20
лет, переехала в США и успешно работала в кино помощником
режиссера у самых видных «столпов» Голливуда. Но потом ей всей
это надоело, она окончила университет и сейчас занимается
этнологией.
— Вадим Игоревич, вы считаете себя счастливым человеком?
— Несомненно. Вспомните Барбюса, который говорил: «Жить и быть
счастливым — это не право, а долг каждого». Я очень счастлив с
моей нынешней женой Мари-Кристиной, больше, чем с Денев, Бардо
или Фонда. По жизни крайне важно не раскисать, а сильной стороной
своего характера считаю способность ко всему адаптироваться. Я
как кот — всегда падаю на лапы. Секрет счастья состоит не в том,
чтобы забыть или отречься от своего прошлого, а в том, чтобы быть
начеку и не позволить прошлому испортить вам настоящее.
— И, наверное, в том, чтобы жить активно, насыщенно. Над чем
сейчас трудитесь?
— Я закончил сценарий нового фильма, который начну снимать,
скорее всего, будущей весной. Это будет сентиментальная комедия
со слезами и улыбками, то есть теми человеческими чувствами,
которые милы сердцу каждого.

Запись опубликована автором в рубрике News.