ДОЙДЕТ ЛИ ДЕЛО ДО СУДА

В минувшем месяце мне довелось присутствовать на заседании
коллегии при губернаторе области. Отчет с заседания был
опубликован в нашей газете под заголовком «Страсти вокруг
УралАЗа» (N 46 от 29 июля). Коротко напомню, по какому поводу
разгорелись эти самые страсти. Глава города Миасса Михаил Жмаев
заявил, что внешнему управляющему Валерию Панову и его команде не
удалось восстановить платежеспособность предприятия: отчисления в
городскую казну растут не столь очевидно, как объемы
производства. Сославшись на решение городского Совета, Михаил
Жмаев предложил отказаться от внешнего управления и, заключив
мировое соглашение с кредиторами, вернуть на завод прежнюю
команду.
Члены коллегии не поддержали это предложение. Они сочли, что
сегодняшние претензии к УралАЗу несопоставимы с тем, что реально
сделано на предприятии за период внешнего управления. А
губернатор Петр Сумин, завершая дискуссию, подчеркнул, что
гарантии, необходимые для продления режима внешнего управления,
вполне может предоставить область, учитывая значение предприятия
не только для нашего региона, но и для всей страны.
Напомню, что завод производил буровые станки, лебедки, шахтные
электровозы, пневмоударник, пневмокоронки, вагонетки — словом,
оборудование для горнопромышленной отрасли, для открытых и
подземных разработок полезных ископаемых. Бейкину пришлось начать
с восстановления нарушенных связей. Будучи человеком мобильным,
он лично побывал на всех крупных предприятиях, являвшихся
потребителями заводской продукции. А это весьма обширная
география, поскольку речь идет о разработках аппатитов,
бокситовой руды, золота, алмазов, то есть имеются в виду и
европейская часть России, и Сибирь, и Крайний Север. Из стран
ближнего зарубежья в данный перечень необходимо включить Украину
и Казахстан.
Сегодня речь пойдет о другом предприятии, относящемся к той же
отрасли. Возможно, значение Кыштымского машиностроительного
завода не столь глобально, возможно, вопрос о нем никогда не
будет включен в повестку дня коллегии, но ситуация, возникшая
здесь, имеет аналогии с предыдущей и вполне заслуживает внимания,
поскольку речь идет о людях, работающих на ОАО «КМЗ».
Работники завода хорошо помнят те не столь давние времена,
когда завод был со всех сторон обвешан долгами, когда
задолженность по заработной плате достигала восьми-девяти
месяцев. Люди питались в заводской столовой в долг, некоторые
приводили сюда детей, другие загружали полиэтиленовые пакеты
кашей и котлетами, чтобы унести с собой и накормить семью. Они не
забыли и о формах протеста, которые возникали стихийно: пикеты,
голодовки, ночные костры у проходной…
В 1996 году предприятие прошло через процедуру банкротства.
Иными словами, государство взяло заботу о нем на себя.
Арбитражный суд ввел режим внешнего управления, назначив внешним
управляющим Леонида Бейкина.

Леониду Бейкину удалось не только восстановить прежние связи,
но и значительно расширить внешний рынок. В число потребителей
продукции кыштымского завода вошли Чехия и Вьетнам. В день моего
приезда у Бейкина была намечена встреча с нагрянувшим в Кыштым
представителем Египта господином Самиром. В адрес его страны уже
были отгружены два станка, в данное время к отправке готовятся
еще четыре. Хотя, честно говоря, мне даже трудно назвать станком
весьма внушительный агрегат на гусеничном ходу.
Но не об этом визитере из экзотической страны я намеревался
поговорить с Бейкиным. Волнение и на предприятии, и в Кыштыме
вызвал совсем другой визит. Недавно главой города Вячеславом
Щекочихиным вполне официально был принят человек, который до
октября 1996 года являлся собственником машиностроительного
завода. Имя его Вячеслав Клепиков. Подробности состоявшейся с
главой города беседы вряд ли имеют значение, принципиально
другое: господин Клепиков вручил главе Кыштыма письмо, в котором
фактически настаивает на возвращении своей собственности. Он
признает, что внешнее управление вывело завод из неплатежей, но
вместе с тем считает, что на этом оно свою роль исчерпало.
Господин Клепиков заявляет о своем желании вернуться на завод и
самостоятельно рассчитаться с кредиторами, поскольку он имеет
большой опыт финансового оздоровления предприятий.
Состоялась также встреча Клепикова с Бейкиным, в ходе которой
выяснилось, что письмо аналогичного содержания господин Клепиков
направил в адрес губернатора области.
Подчеркну, что речь идет о событии совсем недавнем, однако же,
отвечая на мои вопросы, Бейкин не обнаружил даже признаков
волнения. Напротив, он подчеркнул, что не видит в обращении
господина Клепикова ничего экстраординарного.
— Поддержка бизнеса, — сказал Леонид Михайлович, — это
государственная политика. С подобным предложением вправе
обратиться не только Клепиков, но и любой бизнесмен,
располагающий средствами. Он может предложить интересный вариант
инвестиций, заявить о своей готовности заключить мировое
соглашение с кредиторами и немедленно с ними рассчитаться, тогда
как внешнему управляющему для этого понадобятся годы…
Возможно, Бейкин в разговоре со мной намеренно упрощал
ситуацию, чтобы быть более понятным. Наверняка от подобного
претендента требуются не только желание и не только обещания.
Нужен бизнес-план, нужны банковские гарантии, подтверждающие
наличие средств. Для решения вопроса должны быть привлечены и
агентство по банкротствам, и совет кредиторов, и соответствующая
комиссия областной администрации. Словом, процедура достаточно
длительная. Намерен ли Бейкин бороться за продление режима
внешнего управления?
— Мне не надо за это бороться, — ответил Леонид Михайлович. —
В минувшем году решением арбитражного суда режим внешнего
управления был продолжен на достаточно длительный срок. Думаю,
что за ближайшие три-четыре года нам удастся рассчитаться со
всеми кредиторами. А текущие платежи мы обеспечиваем в бюджеты
всех уровней и во все внебюджетные фонды…
Последнее замечание очень ценно: по данному поводу не
просматривается конфликт ни с городом, ни с областью. Но это не
значит, что власть может просто отмахнуться от того или иного
заманчивого инвестиционного проекта.
— Лично я не придаю особого значения демаршу господина
Клепикова, — продолжил Бейкин. — Нет у него никакого опыта
финансового оздоровления предприятий. Скорее наоборот: он пустил
под банкротство не только наш завод. Его нынешний статус —
отстраненный собственник, и он его вполне оправдывает. Несмотря
на данные обещания, он не помог заводу ни копейкой даже в самое
трудное время, когда я вынужден был заложить собственную квартиру
в Челябинске, чтобы получить в банке хоть какой-то кредит. К тому
же у меня сложилось впечатление, что господин Клепиков не намерен
решать вопрос в цивилизованной форме. Его метод — ультиматум,
угрозы…
Перед самым уходом с завода экономическая служба дала мне
возможность документально убедиться, что по текущим платежам
задолженности нет. Поинтересовался я и средней заработной платой:
в июне она составила чуть более 1600 рублей, а по итогам июля —
2150 рублей. Некоторым рабочим, судя по ведомостям, удается
зарабатывать и по четыре, и по шесть тысяч рублей в месяц. Но
именно — зарабатывать!
Что касается режима внешнего управления, — продолжить его или
прекратить, — то тут последнее слово за судом. Если до него дело
дойдет…

Запись опубликована автором в рубрике News.