Дешевые авиабилеты привезут из лета в зиму

В такую жару, как сейчас, в это трудно поверить, но в мире существуют зима,
Новый год, рождественские каникулы, которые хочется провести как-нибудь
незабываемо. Например, в горах и, например, в Словении. Очень даже неплохая
идея. Группа украинских туристов, реализовав ее и получив все возможное от
отдыха в горах и общения с чадами и домочадцами счастье (ездили в основном
семьями), прибыла в аэропорт Любляны усталая, но довольная. Как положено, за
полтора-два часа до вылета. А то, что произошло дальше, как раз и сделало их
отдых незабываемым. Увы, не в лучшем смысле этого слова.
Пытаясь воспрепятствовать намерению экипажа поднять в воздух переполненный
самолет, пассажиры сорвали люк и легли… под шасси.
В назначенное для вылета время самолета не было. А виза у туристов
заканчивалась в тот же вечер. Ожидая свой рейс, они коротали время и тратили
последние деньги в duty free. Ну что там можно купить? Спиртное да шоколад.
Этим и обходились. Самолет из Борисполя (Ту-134) прибыл в Любляну с
опозданием в несколько часов. Началась посадка, и тут выяснилось, что
пассажиров… на 14 человек больше, чем мест!
Среди пострадавших оказались юристы, инициировавшие попытку добиться от
авиакомпании компенсации. Им сказали: «До свидания! Единственное, что мы вам можем предложить, это 20-процентные скидки на дешевые авиабилеты, если вы воспользуетесь услугами нашей авиакомпании в этом году». Было принято решение добиваться справедливости в суде. Иск пассажиров «Украинских
Средиземноморских Авиалиний» к компании был рассмотрен Радянским райсудом
Киева под председательством Ирины Сапрыкиной. Потерпевшие просили взыскать с
авиакомпании по 10 тысяч гривен и 50 процентов стоимости билета каждому.
Авиалинии настаивали на том, что, наоборот, ущерб был нанесен им — при
«захвате» борта и поломке люка.
— Мы с женой и семилетним ребенком заходили в самолет первыми, —
вспоминает один из туристов адвокат Игорь Кириленко. — И я, помню,
посоветовал бортпроводнице: «Улыбайтесь, чтобы как-то погасить общее
раздражение от шести-семичасового ожидания!» Я еще не знал, что впереди нас
ждет сюрприз. Только мы расселись, как к нам подошел крепкий мужчина с
билетами на наши места и попросил освободить их для него. С другими
пассажирами в салоне произошла та же история. Бортпроводники отказывались
вмешиваться: разбирайтесь, мол, сами. «Вот место стюардессы — на него можно
сесть, вот «толчок», вот есть откидной стульчик на кухне, детей можно взять
на руки, да, в конце концов, почему бы кому-то не разместиться между
креслами либо в проходе. Мы же не отказываемся вас везти», — так
приветствовали туристов на борту самолета.
Отцы семейств, заплатившие более 300 долларов за каждый билет, ни сесть, ни
лечь в проходе не захотели. Более того, заботясь о безопасности и понимая,
что самолет перегружен, они возражали против того, чтобы это делали другие.
Один из них вспоминает: «Меня дома ждет жена на сносях, а я с маленьким
ребенком полечу в перегруженном самолете? А если бы что-то произошло — что
было бы с женой? Хватит нам уже этих авиакатастроф, в которых по чьей-то
халатности гибнут люди!».
Экипаж настаивал на том, что лететь можно. В салоне же самолета разгорелся
нешуточный конфликт, дошло и до потасовки. Пытаясь воспрепятствовать
намерению экипажа лететь «несмотря ни на что», разгоряченные пассажиры
сорвали люк запасного выхода! Вызвали местную полицию, и она прибыла
достаточно оперативно. Однако подняться на борт ей не позволили, мотивируя
отказ тем, что здесь, мол, уже территория Украины. (Это, кстати, неправда.
По словам экспертов, самолет — это не «летающее государство»). Полицию
вызвали, видимо, сгоряча, чтобы пугнуть строптивых туристов, а потом
опомнились. Ведь никаких следов потасовки не было: ни тебе избитых, ни
рваной одежды… Зато очень заметно было, что самолет перегружен. Вряд ли
стражи порядка оставили бы этот факт без внимания, что могло бы стоить
авиакомпании «Украинские Средиземноморские Авиалинии (УСАЛ), на борту
которой происходили события, разрешения на осуществление международных
рейсов.
После ухода полиции ситуация не изменилась, и члены экипажа продолжали
уверять, что можно и нужно лететь, невзирая на то, что самолет перегружен.
На это очередное предложение кто-то из мужчин со словами «через мой труп!»
лег под шасси. Пять человек заявили, что уходят, и были беспрепятственно
выпущены во все то же duty free. Без багажа, с просроченными визами — «под
честное слово» командира Ту-134, что их назавтра кто-нибудь заберет. Словно
не существовало правил, по которым багаж без его владельцев не может
находиться на борту самолета. Ведь были случаи, когда террористы, сдавая в
багаж взрывчатку, по надуманной причине покидали борт…
— Видно было, что члены экипажа вымотаны и уже не могут лететь, —
вспоминает Игорь Кириленко. — Нам же не хотелось оставаться в Любляне
бомжами с просроченными визами. Я подошел к представителю авиалиний Попову и
говорю: «Давайте что-то делать!» А он мне отвечает: «Я вас выведу в
аэропорт, и вы перезвоните нашему генеральному директору и постарайтесь с
ним договориться». Это было смешно. Мы вместе с Юрием Петрусем, одним из
пассажиров, свободно владеющим английским языком, в сопровождении Попова
пошли к представителям аэропорта просить о продлении виз и о размещении
усталых и голодных туристов на отдых. О том, чтобы лететь в Киев, речь уже
не шла — «Борисполь» не разрешал ночное приземление.
Сотрудники аэропорта Любляны не могли общаться с Поповым, так как последний
плохо понимал по-английски. (Кстати, во время расследования причин
авиакатастрофы в Салониках в 1997 году звучала версия, что произошло это
из-за того, что экипаж не знал английского и не понимал информации,
передаваемой греческими диспетчерами. — Авт.). Около часа ночи нас
выгрузили в аэропорту — вместе со спящими детьми. Их уложили на скамейках,на
родительские куртки, пока велись дальнейшие переговоры. Только в начале
третьего ночи нас вывезли в гостиницу. Сначала стариков, женщин и детей,
потом мужчин — как в военном триллере. В половине четвертого мы поселились,
а в семь утра встали. Кстати, впервые покормили нас только в половине
первого ночи, несмотря на то, что, по правилам международных перевозок, при
нарушении регулярности полета перевозчик обязан за свой счет обеспечить
пассажиров питанием — по истечении одного часа, а уже через три часа
накормить их, невзирая на время суток.
Часть пассажиров улетела на следующий день в обед в Борисполь, а 14
добровольцев, которым обещали, что они полетят уже через 40 минут, ожидали
до пяти часов вечера. Среди них был и я. Можете представить себе наше
состояние… Опять маленькое здание аэропорта, уже ни копейки денег, дети и
жены измучены, весь отдых насмарку. А тут еще на наших глазах представители
службы безопасности аэропорта гоняются по взлетной полосе с пистолетами за
двумя чернокожими. Поймали, уложили лицом в асфальт, надели наручники иувели. Я
говорю своим: «Наверное, эти ребята, как и мы, долго сидели здесь и
решили взлететь на любом самолете. Нас ждет то же самое». Настроение было
тако-о-е мерзкое! Поимели нас за наши же деньги.
Уже на борту Як-40, прилетевшего за нами, заместитель гендиректора
авиалиний, которому мы высказали свои претензии, решил погасить конфликт..
бутылкой водки. Но кто там ее пил!.
Представители УСАЛ пытались представить действия истцов как «захват
воздушного судна».

Судья неоднократно предлагала сторонам договориться и заключить мировое
соглашение. Игорь Кириленко как представитель истцов, исходя из того, что
лучше синица в руке, чем журавль в небе, согласился со значительно урезанной
суммой компенсации, которую предложила авиакомпания. Но в последний момент
представитель авиалиний заявил, что компенсация не будет выплачена тем, кто
участвовал в «захвате» судна. И дело пришлось все-таки рассматривать — ведь
какой же это захват, если люди обоснованно боялись за свои жизни и пытались
воспрепятствовать возможной катастрофе.
Тщетно авиакомпания ссылалась на форс-мажорные обстоятельства, по которым
вместо вместительного Яка-42 был выслан Ту-134, — на поломку Яка, на свое
право перепродавать билеты (есть такой пункт в правилах международных
перевозок), на то, что пассажиры скрыли от компании возраст детей (малыши до
двух лет местами на международных авиаперелетах не обеспечиваются) и т.д.
Суд располагал выводами специалиста — бывшего летчика, доцента, кандидата
юридических наук Владимира Рыжего, разбившего все эти аргументы в пух и
прах. Во-первых, согласно Воздушному кодексу Украины, к форс-мажорным
обстоятельствам относятся только неблагоприятные метеоусловия, но никак не
неисправность самолета. От себя добавлю, что, как следует из материалов
дела, поломки в обоих Яках компании были обнаружены за 3—4 дня до полета.
Что же помешало их устранить? Не желание ли, прежде всего, отгулять
Рождество? Вряд ли любая уважающая себя компания, тем более такая, которая
только становится на ноги, как «Украинские Средиземноморские Авиалинии»,
поступила бы так. Уважение к марке заслуживается и не такими жертвами.
Представители УСАЛ пытались воззвать к совести судьи, которая своим решением
может подорвать благосостояние начинающих перевозчиков, но эту сентенцию
комментировать уже даже смешно.
Что же касается права авиакомпании перепродавать рейсы с целью минимизации
убытков, то и это к нашему случаю не имеет отношения — рейс-то чартерный,
под определенное количество туристов, за месяц-полтора оплативших свой
перелет. А уточнить возраст детей было и того легче — он указан в билетах.
Судья Радянского райсуда столицы Ирина Сапрыкина: «Почти все иски по защите
прав потребителей, рассмотренные судом, обоснованы и удовлетворяются».
Выслушав все аргументы, Ирина Сапрыкина приняла решение иск пострадавших
пассажиров удовлетворить частично. Каждый из них в виде компенсации 50%-ной
стоимости билета должен получить с авиалиний по 823 гривни 50 копеек (дети
— по 530 гривен), а в виде компенсации морального ущерба по 5 тысяч гривен.
Поскольку такое решение не может нравиться руководству УСАЛ, его ждет еще
апелляционная инстанция Киевского городского суда. В такой ситуации
комментировать что-либо Ирина Валентиновна отказалась, заметив лишь, что на
месте этих пассажиров мог бы оказаться каждый из нас. В этом, конечно,
сомнений нет — в условиях «совкового» отсутствия выбора и угрюмой
покладистости нашего человека не только авиакомпании привыкли рассчитывать
на «авось»…
До недавнего времени были сомнения в том, хватит ли у получивших за свои
деньги некачественную услугу или товар чувства собственного достоинства (не
путать со склочностью) объяснить нахалам, что этот номер у них не пройдет.
Не верилось и в то, что судьи будут активно защищать ущемленные права
потребителей. Но, по словам той же Ирины Сапрыкиной, все больше людей
обращаются в суд, жалуясь на некачественные товары, а еще чаще — на услуги.
И почти все эти иски обоснованны, а потому в той или иной степени
удовлетворяются. Наше правосознание еще не дошло, конечно, до такого уровня,
чтобы отсуживать миллионы за то, что поданный кофе был недостаточно горяч,
но в Радянском суде уже рассматривались иски о компенсации ущерба за то,
например, что заказанную входную дверь пришлось ждать слишком долго, а когда
выяснилось, что она еще и не совсем то, о чем шла речь при заказе, мастера
свалили вину на пострадавшего хозяина квартиры. Теперь им придется
раскошелиться. По словам судьи, ремонты квартир и офисов — вообще одна изсамых
распространенных почв для исков по защите прав потребителя.
Кстати, Средиземноморские авиалинии — не единственные
авиаперевозчики-ответчики в практике этого суда. Еще одной авиакомпании
придется ответить за неправильно оформленный билет, из-за которого
пассажирку с полдороги (из Амстердама) вернули домой. У оказавшейся
беременной женщины на нервной почве случился выкидыш — непредсказуема
женская натура, и компании, по чьей (хотя и косвенной) вине это произошло,
вряд ли удастся уйти от ответственности. Так вот постепенно и, конечно,
далеко не семимильными шагами и мы придем к тем цивилизованным отношениям, с
которыми многие страны живут столетия. Лишь бы идти, не останавливаясь…

Запись опубликована автором в рубрике News.