Особенности национального рекрутинга

manon.jpegСнова в разгаре призыв в армию. С каждым разом событие это становится в жизни страны всё более драматичным.

Вообще, парадоксальная ситуация сложилась в России. С одной стороны, стереотип «не служил – значит, не патриот и не мужик» по-прежнему живет в сознании общества. И – более того – с подачи сегодняшнего правительства всячески укрепляется. С другой – служба в армии становится главной страшилкой для большинства юношей задолго до достижения ими призывного возраста. В результате чего от 40 до 50 тысяч призывников ежегодно «косят» от армии любыми доступными способами, более 10 тысяч уже призванных каждый год ударяются в бега из наших славных вооруженных сил.

И даже категорично настроенный патриот едва ли рискнет сказать, что причина такого положения – в несознательности молодого поколения, а не в самой армии. О том, что и как можно и нужно менять в этой ситуации, было предложено обсудить участникам круглого стола, организованного в Санкт-Петербурге Молодёжным движением «Оборона» 14 мая.

К разговору были приглашены представители военкоматов города, а также лидер петербургского «Яблока» Максим Резник, председатель петербургского отделения «Молодой Гвардии Единой России» Алексей Цивилев, правозащитник Алексей Одинг, управляющий делами коллегии адвокатов «Призывник» Аркадий Чаплыгин, председатель Российского Общевоинского Союза Игорь Иванов. От петербургской «Обороны» выступал ответственный секретарь Максим Иванцов. К сожалению, представители партий, движений и правозащитных организаций оказались вынуждены беседовать между собой на тему «Какая армия нужна России?». Как выяснилось, военные сейчас занимают очень четкую позицию: в публичных мероприятиях не участвовать, мнение свое держать при себе. И этот факт очень показателен.

Тем не менее, разговор состоялся. Главным предметом обсуждения стал способ комплектования армии. Молодогвардеец Алексей Цивилев сразу же выложил главный козырь, который любят использовать люди, считающие, что военная реформа идет правильным путем: с этого года Россия перешла на одногодичный срок службы. Так власти уповают искоренить одну из главных бед – дедовщину. Вот только будет ли достигнут эффект, пока неизвестно. Зато другой результат этого якобы благого нововведения налицо. Ответственный секретарь «Обороны» Максим Иванцов привел цифры: уже этой осенью армии потребуется 250 тысяч наших мальчишек, против 134 тысяч весной. Уже отменили множество отсрочек. Призыв продлили до 15 июля, чтобы не дать людям возможность поступить в вуз после колледжа. «Насколько правильно призывать в армию учителей и врачей? Какие задачи будут они там решать, когда по большей части в армии занимаются простой муштрой? Насколько боеспособной будет армия, в которой служат те, кто в ней служить не хотят?» — эти вопросы, поставленные Иванцовым, подвели к главной мысли: армия должна быть контрактной. Как показывает опыт других стран, профессиональные войска более боеспособны и, как ни странно, в долговременной перспективе расходы на их содержание ниже, чем на массовую призывную армию. Для сравнения можно привести контрактную армию Великобритании и призывную Германии. В первой расходы на обеспечение личного состава – 40% от военного бюджета, во второй – 61%. При этом, заметим, на перевооружение в Германии тратится лишь 13% против 25% в Великобритании.

Однако у нас проблема заключается отнюдь не только в финансовых возможностях. Как отметил правозащитник Алексей Одинг, в России остро стоит вопрос: «народ для армии или армия для народа?» Отсюда и трагические парадоксы. Между тем, у России есть все предпосылки для перехода к полноценной профессиональной армии, службой в которой будут дорожить, и служить не за страх, а за деньги. Лидер петербургского «Яблока» Максим Резник напомнил, что уже в 99-м году, во время разработки альтернативного бюджета, в которой принимали участие такие специалисты, как Игорь Артемьев и Алексей Арбатов, были сделаны подробные экономические выкладки, свидетельствующие, что перевод на контракт всей армии возможен в достаточно короткие сроки. Заметим, было это ещё до наступления нефтяного бума. Что же произошло за это время? А ничего.

В 1996 году был издан указ Президента РФ Бориса Ельцина о переходе на контракт с отменой призыва на военную службу к 2000 году. В 2001 Президент РФ Владимир Путин на рабочей встрече с премьером Михаилом Касьяновым сообщил, что обязательный призыв на военную службу будет отменён к 2010 году. В сентябре 2002-го Министр Обороны Сергей Иванов в интервью журналу «Коммерсант-Власть», что даже в случае перехода на контракт призыв будет сохраняться, но лишь на полгода – для подготовки будущих резервистов. Дат, заметим, уже не называлось. В 2003-м решили, что с 2008-го срок службы сократится до одного года, о чем и было сообщено в послании Путина ФС. И это, пожалуй, единственное выполненное обещание, касающееся армии. Но о нем мы уже говорили.

Впрочем, нет: формально военное начальство может бодро рапортовать о том, что переход на контракт последовательно осуществляется. И уже 45% личного состава служит именно на контрактных основаниях. О том, как на подобный «контракт», являющийся точно такой же принудительной кабалой, заманиваются обманом, а то и принуждаются силой все те же призывники, знают правозащитники. Примеры, приведенные на круглом столе управляющим делами коллегии адвокатов «Призывник» Аркадием Чаплыгиным и представительницей организации «Солдатские матери» Оксаной Касьянчик, могли бы стать темой для отдельной, и очень длинной статьи. И для бесконечных судебных дел, большинству из которых, увы, никогда не будет дан ход.

Зато законодатели могут похвастаться имитацией бурной деятельности: в период с 1998-го по 2007 в закон «О воинской обязанности и военной службе» была принята 51 поправка, в закон «О статусе военнослужащих» — 37 поправок. Как заметил председатель Российского Общевоинского Союза Игорь Иванов, смешно в очередной раз говорить о «первых шагах» военной реформы – их пытаются сделать уже много лет подряд. И все это время в рядах вооруженных сил калечатся и гибнут в мирное время наши мальчики, чьи головы и руки так нужны России.

К сожалению, политики, правозащитники и общественные деятели не могут изменить ситуацию в корне – они могут лишь подсказать пути, по которым можно двигаться. Если их спросят и, наконец, прислушаются. А до тех пор можно лишь констатировать: нам нужна другая армия.

Или другая Россия?

Мария Говорова, член Координационного Совета Петербургской «Обороны»