Дмитрий Избицкий : “О допустимости русского национализма”

Опубликовано на сайте Агенства Политических Новостей Северо-Запад
Примечание: данная статья выражает частное мнение активиста организации и может не совпадать с ее официальной позицией

Вчера в Сити-баре прошли дебаты между лидером петербургского «Яблока» Максимом Резником и лидером питерских нацболов Андреем Дмитриевым, организованные порталом Политграмота.ру. Честно говоря, прочитав накануне анонс на сайте Закс.ру, в котором черным по белому было написано, что «Максим Резник вызвал на дуэль Андрея Дмитриева», я шел на мероприятие в предвкушении, что оппоненты немного времени потратят на переход от слов к делу и политическая дискуссия быстро сменится более наглядными способами выяснения истины. Однако они не подрались.

Впрочем, нельзя сказать, что, будучи лишен обещанного зрелища, я ушел с этих дебатов разочарованным. Поскольку нельзя не оценивать позитивно тот факт, что разногласия вокруг допустимости наличия в рядах объединенной петербургской оппозиции представителей националистического фланга обсуждаются в гораздо более конструктивной форме, чем год назад. Тогда, после заявления Сергея Гуляева о создании движения «НАРОД» этот вопрос, фактически, расколол Координационное совещание петербургской оппозиции, а затем и внес разброд в уличную активность петербургской оппозиции. «Яблочники» попытались не пустить на свой марш за сохранение Петербурга «националистов». То есть, нацболов и Гуляева, с которыми они еще недавно плечом к плечу прорывали милицейские кордоны и в результате провели самый успешный Марш Несогласных 3 марта 2007 года. В результате, все же пустили, но нацболы пришли не с теми флагами, которые им организаторы яблочного марша согласовали, следствием чего была подпортившая подчеркнуто мирный марш потасовка с милицией. Потом была неприятная история с ноябрьским маршем против роста цен, который Максим Резник и Ольга Курносова со страниц «Новой газеты» назвали профанацией по причине возможного участия «ксенофобов». И венчалась эта бессмысленная и беспощадная борьба вокруг националистического уклона самым провальным Маршем Несогласных 25 ноября 2007-го. Провальным, прежде всего, по причине вопиющей несогласованности действий его основных участников. Вот так, от самого успешного марша оппозиция докатилась до самого провального.

В общем, ничего, кроме вреда, не принесла эта дискуссия. И поэтому ее смягчение не может не радовать. И хотелось бы надеяться, что все-таки пересмотрят свои позиции те, кто эту прискорбную дискуссию год назад начинал, под совершенно бескомпромиссным лозунгом «любой национализм абсолютно неприемлем». Потому что именно подобная последовательная бескомпромиссность и привела к не менее последовательному бардаку.

Пересмотрят хотя бы потому, что отстаиваемая ими ранее позиция является весьма странной даже с точки зрения логики. Вот я могу понять позицию Сергея Митрохина – нельзя сотрудничать ни с какими идеологически чуждыми демократам организациями – ни с коммунистами, ни с националистами. Я, конечно, с подобной позицией совершенно не согласен и считаю ее вредной для оппозиции – но у этой позиции, по крайней мере, с логикой все в порядке, тут есть поэтому хотя бы призрачная надежда, что, руководствуясь законами логики же, людей, занимающих такую позицию, можно переубедить. Но сложно понять, какой логикой руководствуются люди, которые одновременно допускают сотрудничество с левыми, вплоть до весьма радикальных – но вот даже с умеренными националистами взаимодействие не допускают ни в коей мере. И ссылаются при этом на аргументы идеологического и исторического характера.

Даже вокруг умеренного националиста будут собираться сторонники лозунга «Россия для русских!», говорят они. Ну что ж, возможно. Но почему они тогда не говорят о том, что и вокруг любого умеренного левого будут собираться сторонники не менее известного лозунга «Грабь награбленное!» (русский вариант «экспроприации экспроприаторов»)? Что, в России невелика социальная напряженность? Нет огромного разрыва между богатыми и бедными? Не популярны в народе идеи с этой несправедливостью разобраться очень решительными методами? У Сталина посмертный рейтинг измеряется не десятками процентов? Тогда почему же об опасности левого радикализма не говорится ничего и она как бы не видится в упор, а о радикализме националистическом – вещается сколько угодно?

Или другой пример. На дебатах Максим Резник заявил, что считает националистическую идеологию вредной, поскольку русский национализм может привести к развалу России. Нельзя сказать, что это опасение не имеет под собой оснований. Но почему же он тогда при взаимодействии с левыми не вспоминает о том, что они могут довести страну до экономического кризиса, или, даже, до войны гражданской? Не менее обоснованное же опасение! И, что касается ссылок на некоторые исторические плоды национализма, в виде национал-социалистического режима в Германии или там еврейских погромов. Тоже ссылки не безосновательные. Но только, живя в России, нужно иметь ввиду, прежде всего, собственный исторический опыт нашей страны. И, обращаясь к нему, сложно не заметить, что со всеми их еврейскими погромами и резней по подворотням радикальные националисты и миллионной доли не нанесли того вреда, который нанесли стране радикальные социал-демократы (в частности, страна при их участии тоже разваливалась, и не единожды, а дважды за одно столетие)!

В общем, если руководствоваться законами логики, то, исходя из идейных соображений, можно, или, как Явлинский с Митрохиным, отрицать возможность сотрудничества и с коммунистическими организациями, и с националистическими. Или, как Каспаров, допускать возможность взаимодействия и с теми, и с другими. Не лишена исторической и идеологической логики и позиция, допускающая сотрудничество с националистами, но не с коммунистами. Но вот если наоборот, то получается непонятно что.

Автор – активист движения «Оборона»