«Здравствуйте, я экстремист»

«Полит-грамота» предлагает посмотреть фрагменты «Демарша эксремистов»

Те, кому посчастливилось быть в воскресный полдень неподалеку от станции метро «Гостиный двор», могли увидеть необычную компа­нию молодых людей в костюмах клоунов, волшебников, мудрецов и фей. Интересным оказался и повод, по которому они собрались: про­информировать общество о том, что государство постоянно вмешивает­ся в дела гражданского общества, мешая его развитию на всех уров­нях.

А дышать им можно?

Еще одна причина акции: работа Центра «Э» — специальной структу­ры, созданной властями для борьбы с экстремизмом. По словам участников акции, деятельность Центра сводится к разгону мирных акций и пресле­дованию людей, открыто выражающих свою позицию. Поэтому иници­ативной группой было принято решение устроить флэш-моб под названи­ем «Демарш экстремистов», суть которого сводилась к сбору у «Гостиного двора» в необычных костюмах и приветствиям прохожих словами: «Здравствуйте, я экстремист!» На подходе к «Гостиному двору» за судьбу акции становилось тревожно: три автобуса с ОМОНом — это, конечно, не шутки. Разумеется, присутствие органов правопорядка ожидалось (в это же время стартовал «Кросс Нации»), но все равно становилось немно­го не по себе. Впрочем, организаторов это не смутило, и участники флэш-моба смело двинулись в сторону первого попавшегося милиционе­ра, потребовав от него ответить, считает ли он их экстремистами. Страж порядка ушел в глухую оборону и лишь хмуро смотрел исподлобья. Ценой неимоверных усилий участники все-таки выяснили, что экстремистами их лично он не считает, и дело кончилось рукопожатием (со стороны ми­лиционера весьма робким).

Вскоре за дело взялся полковник милиции, который обстоятельно и не­торопливо объяснял, что дело милиции — следить за общественным поряд­ком.

— Ну, собираться-то нам можно? — выпытывали у него активисты.

— Вам необходимо проинформировать об этом властей, — отвечал пол­ковник.

— А дышать нам можно?

— Я на глупые вопросы не отвечаю.

Все закончилось совместным просмотром Федерального закона «О соб­раниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», в резуль­тате которого полковник пришел к выводу, что события, разворачива­ющиеся перед ним, являются не чем иным как митингом, который должен быть согласован. Толпа решила больше не мучить полковника и подошла к группе молодых стражей порядка с тем же вопросом: считают ли они их экстремистами. Молодежь оказалась готова к этому вопросу и настой­чиво послала толпу в пресс-службу, у которой, как известно, есть ответы на все вопросы, даже самые неудобные.

Экстремисты ли?

Немало веселья вызвало появление человека в штатском, снимавшего процессию на камеру. Прятаться никто и не думал, несмотря на шутку: «Нас по «ФСБ-ТВ» покажут». Напротив, некоторые участники акции по­пытались выяснить у оператора «ФСБ-ТВ», считает ли он их экстремиста­ми. Добиться от него ничего не удалось: оператор скромно молчал и де­лал свое дело. Зато фотографироваться с собой не запрещал.

«Родина не скажет спасибо»

Попозировав для камеры, толпа двинулась в сторону станции метро «Владимирская», приветствуя некоторых прохожих словами: «А мы экстре­мисты». Пенсионерка Нина Сергеевна, узнав, в чем дело, встала на сто­рону участников акции:

— У нас сейчас молодежь действительно очень притесняют, а они мо­лодцы, борются за свои права. Я пожила при Советском Союзе, там было почти так же. Не стоит возвращаться к тем порядкам.

Впрочем, не все прохожие поддержали акцию. Охранник одного из ма­газинов, вышедший покурить, что-то проворчал, а на вопрос, как он отно­сится к подобного рода формам выражения протеста, бодро ответил, что комментариев не дает и поспешно добавил:

— А вообще, конечно, они ничего не добьются такими прогулочками. Лучше бы чем-нибудь стоящим занялись. Чтобы родина им спасибо ска­зала. А за это — ничего не скажет. Фотографироваться охранник благора­зумно отказался: раз уж не стал давать комментариев, то и светиться лиш­ний раз ни к чему.

На пути к «Владимирской» процессия разделилась на мелкие группы, в которых обсуждались насущные вопросы.

Энтузиазма, кажется, не убавилось, но страсть к общению победила. К тому же не запрещалось спокойно присоединиться к какой-нибудь груп­пе и включиться в обсуждение. Кто-то сетовал на то, что идея хороша, но реализация подкачала. Кто-то рассказывал свежие политические но­вости.

Разговоры были прерваны встречей с группой митингующих анар­хистов, многие из которых при виде камеры поспешили спрятать лица. «Да их в два раза больше, чем нас», — заметил кто-то из участников флэш-моба. Некоторые анархисты присоединились к процессии.

Когда до «Владимирской» оставалось совсем немного, участники флэш-моба заметили незаметно подобравшийся к ним омоновский «Пазик». Всю оставшуюся дорогу до станции он сопровождал разделившу­юся процессию, чем вызвал язвительные замечания в свой адрес: «Ух, как бедняжкам по пробкам приходится мотаться».

Уже у «Владимирской» стало ясно, что флэш-моб подошел к своему ло­гическому завершению. Журналистов осталось совсем немного, кое-кто из участников стянул с себя карнавальные костюмы, а «Пазик» предатель­ски приближался. Настало время подводить итоги, что для «Полит-гра­моты» сделал один из координаторов кампании «Демарш экстремистов» Максим Иванцов.

— В принципе, все хорошо. Мы походили, нас было достаточно много. Объединились с ребятами-анархистами, которые проводили другую ак­цию. Мне кажется, достаточно успешно вместе прошли, показали ми­лиции, что мы не экстремисты. Да и ни один из милиционеров не назвал нас экстремистами. Нас почему-то не задержали, и хочется надеяться, что милиция хоть чуть-чуть поумнела и теперь не задерживает участни­ков незаконных акций. Известно, что любая гражданская активность вы­зывает огромный интерес у милиции, и нас задерживают по разным по­водам и почти всегда. Это ненормально, потому что сотрудники милиции должны обеспечивать безопасность на подобного рода мероприятиях, а не пригонять по двести человек. Мы выступаем за свободу собраний. И в нашей Конституции прописано, что порядок проведения акций — уве­домительный, то есть мы уведомляем и проводим. А на деле — более двух третей оппозиционных акций не разрешают проводить там, где их хо­тела бы проводить оппозиция. Хотя мы не выбираем, скажем, Дворцовую площадь.

— Акция получилась довольно необычной. Как пришла в голову такая идея?

— Просто мы регулярно сталкиваемся с утверждениями властей, что оп­позиционные организации — это экстремистские организации. Да и вооб­ще, власть называет экстремистами всех, кто ей не угоден. По данным са­мого Центра «Э», в базах данных потенциальных экстремистов находится двести тысяч человек. В экстремисты записывают неформалов, эмо, готов. Их переписывают, хотя они к власти никакого отношения не имеют и су­ществующий строй не подрывают. Еще экстремистами называют граждан­ских активистов и постоянно ужесточают законодательство. Мы боимся, что гайки так и будут закручиваться, и людей, которых сейчас записали в экстремисты, будут наказывать. Поэтому наша кампания направлена на то, чтобы обезопасить активных людей или тех, кто причастен к ка­ким-либо субкультурам, от ярлыка «экстремист». Разнообразие — это хо­рошо, а нас хотят сделать одинаковыми.

В это время злополучный «Пазик» подбирается совсем вплотную. «Все, пошли» — командует Иванцов, и акцию можно официально признавать оконченной.

О притеснениях молодежи в последнее время говорят часто (взять хо­тя бы пикет рэйверов, о котором писала «Полит-грамота»). Но го­ворить — одно дело, а организовать и устроить весьма необычное мероп­риятие — совсем другое. Что греха таить, надежда на то, что ситуация в ближайшее время изменится к лучшему, весьма призрачна. Но она хо­тя бы есть, и это уже хорошо. По крайней мере, дубинкой по голове ни­кому не досталось, да и разгонять никого не торопились.

Сергей Курушкин,
специально для «Полит-грамоты»
Фото автора
Видео — Андрей Сошников