Акция 31 января: мнения оборонцев

Мария Говорова, член КС петербургской «Обороны»:

manon2.jpegИтак, вчера сходили мы таки к Гостинке, на акцию «Стратегии 31» — в защиту 31-й статьи Конституции (гарантирует право на свободу собраний, если кто не знает).

Что порадовало: это реально была гражданская акция — в том смысле, что даже те, с кем традиционно трудно договориться об отсутствии флагов и лозунгов, не имеющих отношения к заявленной теме, на сей раз были предельно адекватны ситуации. Народу было что-то от 100 до 200 человек, но, честно говоря, отсортировать — даже для себя — непосредственных участников от журналистов, а также от случайных зевак и неслучайных свидетелей сложно.

Вязали, как мне показалось, несколько мягче, чем обычно (впрочем, те, кому всё же досталось — кулаками ли, дубинками ли, — скорее всего так не показалось). Барышень, как водится, почти не трогали — даже в самой буче, где мы в какой-то момент оказались. Как правило, дам вяжут только в ситуации, когда те являются непосредственными участницами локального экшна из небольшого количества народа (как, скажем, было в прошлом году 14 декабря, когда мы гуськом шли через переход в масках с надписью «цензура» — ну уж тут не открутиться им было :)) Думаю, скорее всего избегают по той причине, что не очень понимают, что с нами делать: бить — стрёмно — вдруг убьёшь, обыскивать — нужны женщины-милиционеры, в камеру вместе с мальчиками не посадишь — нужно где-то отдельно держать. Ну и ещё девочки, уж коли участвуют в таких вещах, то обычно языкастее и гораздо интенсивнее готовы отстаивать свои права, апеллируя к закону ;)) В общем, геморроев больше. Вообще говоря, нужно бы этим пользоваться поинтенсивнее.

Но я вообще-то не об этом хотела сказать. Несмотря на то, что реально все участники были адекватны заявленному мероприятию, мне всё же кажется, что можно и нужно «Стратегию 31» переводить в другие рамки. То есть делать не банальный митинг, а креативить — придумывать флэш-мобы, будь то молчаливое стояние большого количества народу с текстом статьи Конституции, массовая раздача листовок, конституционные чтения… да мало ли ещё чего можно придумать. Чтобы на судах, да и везде, где придётся говорить об этом, власти выглядели по-идиотски, потому что разгоняли бы не несогласованный митинг, а граждан, мирно собравшихся там, где им захотелось.

Ну и главное: если в условиях молчания большинства СМИ мы не будем много-много разъяснять гражданам, за что нас тут метелят, мы будем оставаться в их глазах какими-то маргиналами-бунтарями, угрожающими их, граждан, спокойствию. Типичный вопрос, заданный мне вчера мимо проходящей бабушкой — уже после того, как бОльшую часть народа повязали, а мы отошли к краю «сцены»: «А чего хотели эти, толпа, которых повязали?» Вопрос был задан явно враждебно по отношению к «этим».

Возможно, стоит делать короткие листовки, объясняющие суть действа, которые просто тихо раздавать на периферии — тем самым случайным прохожим, до которых просто нужно доносить суть происходящего, не пытаясь пока их втягивать в само действо…

Обсудить мнение можно здесь.

Дарья Костромина, сторонник петербургской «Обороны»:

kostromina.jpgНакануне «стратегии 31» я была весьма неблагосклонна к этой акции. Наблюдение за происходящим сделало отношение менее однозначным.
С одной стороны, трудно придумать что-то глупее: собирается толпа народа с одним-двумя плакатами, синими ленточками и табличками с числом «31». Милиционеры, в огромном количестве присутствующие, делают несколько предупреждений о том, что акция не согласована и не пойти бы всем разойтись. Участники игнорируют это предупреждение, поскольку чтят Конституцию выше согласований. Милиционеры к процедуре согласования не имеют никакого отношения, а к Конституции имеют самое разнообразное, но пока действует тот закон и та система проведения мероприятий, которая действует, их профессиональный долг митинг прекратить.
Под ликующее скандирование «Россия будет свободной!» защищенное 31й статьей Конституции собрание протаранивает колонна ОМОНа. Нежелающие вот именно этого 31го числа в отделение с синяками в большом ахе, резонирующем с ахом наблюдающих действо зевак, разбегаются в сторону Гостинки. Кто желал или не желал, но не успел убежать, плывет по воздуху в нежных руках омоновцев в сторону автозака. И тут случается экшн, достойный романа Горького «Мать» (ведь основная масса участников национал-большевики).
Скандирование не только не останавливается, не рассыпается и не исчезает в панике, но становится громче, слаженнее.
— Россия будет свободной!
— Россия будет свободной! — продолжают кричать участники с заломленными руками, продолжают уже из автобуса и перекрывают любые ахи.
— Россия будет свободной! — на фоне этого оптимистического предзнаменования ОМОН продолжает упаковывать пророков в автобус. Автобусное окно по ту сторону наполняется табличками «31» — фотокарточка на память.
Что стало с нацболами? Ни одной провокации за вечер, ни флага, ни файера.
— …да бред какой-то происходит, — переговариваются наблюдатели на улице. — Короче, люди хотели че-то сказать, а их сразу потащили.
— Это гей-парад? Нет, Вам налево.
— О! Смотрите, бабушку повели, — раздается хохот: бабуля, поддерживаемая омоновцами под оба локтя, веселится и размахивает табличками.
— Да это модно теперь: бабушек задерживать, — говорит девушка, лицо которой кажется мне знакомым. По всей видимости, она, как и я, только притворяется случайным прохожим. — Вон в Москве месяц назад одну бабулю задержали.

Маленький комментарий. Казалось бы, для обывателя с улицы несогласование митинга оправдывает его разгон, потому что Конституция — это что-то очень далекое и невнятное, а нет разрешения — это понятно и очевидно. Значит, сами виноваты, нарвались, а менты правы. Но не тут то было. Обыватели живут по понятиям, для них и процедуры согласования-то не существует. Разгон акции для нормального прохожего оправдывает только опасность от акции, а крики и таблички в эту категорию никак не попадают. ОМОН разогнал странный, шизоватый, но безобидный митинг, и это прохожим не понятно. Зачем? Пусть бы себе орали… Зачем орали? Да фиг их знает, но жалко, что ли?

Акция «31» одну, как минимум, задачу выполняет: показывает (а на Гостинке в 6 вечера людно), что в стране есть протест, который неадекватно, истерически подавлен. Впрочем, если на первый раз получилось поорать, в дальнейшем, думаю, разгоняться все будет еще до начала. Эта дурилка, свидетелями которой становятся прохожие, несколько снижает их патриотический пафос, но и не вызывает никакого желания присоединиться. Мало кому, во-первых, охота на вечер в купчинское отделение милиции, мясорубка, даже легкая, отпугивает, а во-вторых, кроме захватывающей пассионарности (тоже, думаю, только на первых порах), в такой форме мероприятие не имеет под собой основы.
Ни юридической, потому что нет нужной цепочки судов с чиновниками по поводу несогласования.
Ни информационной, так как суть протеста мало кто понял из окружающих, очевидна лишь его эффектность. Ясно донесенным смыслом эффект, увы, не подкреплен.

Еще один вилами на воде писанный вариант — задолбать Смольный. Судя по тому, что московской мэрии это еще не надоело, нервов у питерской администрации хватит надолго. Впечатлительных, боюсь, там не держат.

Обсудить мнение можно здесь.