Демократический Первомай у ТЮЗа

Мало кто знает, что Первомай не ограничился импровизированным митингом в заблокированном на Лиговке пространстве. У ТЮЗа (а это был финал запланированного шествия) также состоялась акция.
Первыми к Пионерской площади отправились Светлана Гаврилина и ее коллеги по движению «Ингрия». Как рассказывали очевидцы, они объясняли собравшимся (некоторые люди решили не участвовать в шествии, а пришли сразу на митинг-концерт), что произошло с основной колонной, уговаривали не расходиться.

Следом, оставив продолжавшийся митинг у БКЗ, отправились к ТЮЗу я на правах одного из заявителей и несколько членов ОГФ. Дело в том, что для начала мероприятия необходимо присутствие хотя бы одного из организаторов. Я в обычном порядке обратилась к старшему из присутствовавших сотрудников милиции, выслушала предупреждения и получила добро на открытие митинга.

Возникло некоторое замешательство, поскольку поступала информация, что Ольга Курносова и Максим Резник, которые также были организаторами акции, получили письменное уведомление о прекращении мероприятия. С другой стороны, менты (милиционерами буду называть тех сотрудников, которые защищают, а не нарушают права граждан) на Пионерской площади такого уведомления еще явно не получили. Да и мы его не видели. Поэтому мы решили, что акцию можно и нужно начинать.

На сцену поднялись я и Светлана Гаврилина. Я объяснила еще раз в микрофон, что случилось на Лиговском. Светлана начала вести митинг-концерт. Первыми на сцену поднялась музыкальная группа «СПБабай», а мы в это время в срочном порядке искали выступающих. Сказать речь приготовился Кирилл Страхов. Михаил Борзыкин не мог исполнять песни, так как у него не было минусовки (она, по всей видимости, осталась у БКЗ), но также согласился взять слово.

В это время Пионерская площадь была взята в оцепление бойцами ОМОНа. Моя работа по организации митинга была фактически прекращена, так как сотрудник милиции Петров постоянно и назойливо обращался ко мне с вопросами по теме мероприятия. Первым поводом стал плакат: «Путин и Матвиенко очень плохие». Петров потребовал убрать плакат, поскольку к официальной цели мероприятия — защите прав граждан — это никакого отношения, по его мнению, не имело. На тот момент у меня оставалась надежда сохранить митинг, плакат был только один, поэтому я уговорила человека лозунг снять.

К сожалению, на этом давление не прекратилось. Следующим Петрову не понравилось выступление Кирилла Страхова (не знаю, о чем он говорил, так как была «увлечена» шибко конструктивными диалогами с Петровым). Когда на сцену поднялся Борзыкин, Петров и прибывший на место еще более старший мент Смяцкий, с которым мы уже встречались в суде однажды (он украл у яблочников на пикете плакат о милицейском беспределе), сообщили мне, что мероприятие прекращено администрацией, соответствующая бумага была зачитана у БКЗ и подписана Резником и Курносовой.

В доказательство, вместо копии этой бумаги, мне предъявили телефонную трубку, которая представилась чиновником Струментовым. Трубка потребовала немедленно прекратить митинг, милиционеры добавили, что, в противном случае, будут вынуждены задерживать участников.
Поскольку мероприятие позиционировалось нами как согласованное, то есть мы фактически обещали участникам безопасность и личную неприкосновенность, я решила незаконное требование Смольного и ментов выполнить, прервав выступление Михаила Борзыкина.

Еще некоторое время мы разговаривали с людьми, рассказывали им про сайт piter-bez-matvienko.ru, обсуждали дальнейшие действия. Многие не хотели расходиться, а одна из пожилых женщин сказала, что плакат: «Спасите сначала людей, а потом медведей» не уберет и встала в одиночный пикет.


Дарья Костромина,
член Координационного Совета
Санкт-Петербургской «Обороны»

Фото взяты из http://a-js.livejournal.com/176769.html.