Были бы деньги — остальное купим

Впрочем, существует на свете одна дефицитная вещь, на которую подобные принципы не
распространяются. Это здоровье. Когда оно есть — хорошо. Но
когда его потеряешь… Медицина для богатых — особая статья.
Большинство населения продолжает пользоваться услугами
медицины для бедных — более чем скромными возможностями
бюджетных муниципальных учреждений, обслуживание в которых,
особенно на отшибе, в глубинке, ненамного улучшилось со времен
земского доктора Чехова.
Оговоримся заранее — практически все читатели «МК»,
позвонившие на прошлой неделе по телефону прямой линии, чтобы
задать свои вопросы министру здравоохранения Московской
области Владимиру Юрьевичу СЕМЕНОВУ и исполнительному
директору областного фонда обязательного медицинского
страхования Анне Анатольевне ЧЕРЕПОВОЙ, были людьми социально
незащищенными. Первый вопрос, естественно, о льготных
лекарствах:
— Здравствуйте. Беспокоит Шумова. Мне 72 года, я вдова,
ветеран труда. Пенсия 1500 рэ. Я стояла в очереди на лечение зубов, была шестой. Но потом мне сказали, что
очередь в поликлинике недействительна, надо стоять в
соцзащите. Там я оказалась 227-й. Слышите, как я разговариваю?
Это потому, что зубов совсем не осталось. Теперь я вынуждена
протезироваться за деньги, иначе последние выпадут. Можно ли
каким-то образом компенсировать мои траты?
— Нет. Единственное, что можно, — это обратиться еще раз в
соцзащиту: настаивать, что вы были в очереди шестой.
— Там со мной не хотят разговаривать.
— Это плохо! Оставьте ваш телефон, мы разберемся.
— Добрый день. Сейчас появились два перечня особо опасных и
социально опасных болезней, по которым можно бесплатно
лечиться. Я вхожу в оба списка, так как у меня гепатит С. Что
мне нужно сделать, чтобы получить бесплатные лекарства?
Инвалидности у меня нет.
— Прежде всего — обратиться к врачу, который вам назначит
лечение. Основную его часть вы должны получать бесплатно.
— Бесплатные санаторные путевки мне тоже положены?
— Нет. Их получают для послеоперационного восстановления
больные с желудочно-кишечными заболеваниями и сердечники после
инфаркта миокарда.
— Здравствуйте. Раиса Николаевна Чиняева из Малаховки вам
звонит. Сейчас многие жалуются, что �� аптеке невозможно
отоварить бесплатный рецепт. А вы мне объясните — как его
получить?! Для этого я, еле передвигающаяся старуха, должна
постучаться в шесть дверей в поликлинике. Это нормально?
— Перебор явный. А почему именно в шесть дверей?
— Сначала — в регистратуру, потом в компьютерный центр, следом
к врачу, потом сдать выписку для рецепта — врач сам рецепт не
выписывает, это делает совершенно посторонняя медсестра. Если
она в этот день все оформит — снова к врачу на подпись,
поставить в регистратуре печать и уже после в аптеку.
— Раиса Николаевна, дело вот в чем. Новые формы документации
по отпуску льготных лекарств очень сложны, в этом их
недостаток. На выписку бесплатных рецептов и заполнение
отчетности врачи тратят много времени — минут по 15-20 с
каждым больным. Поэтому руководители поликлиник, освобождая их
от бумажной работы, стараются так организовать прием, чтобы
врач уделял время своим пациентам, а не бумажкам. Но в
Малаховке, видимо, нашли не самый удачный выход из положения.
Мы постараемся упростить эту многоступенчатую процедуру,
спасибо за ваш звонок.
— Добрый день. Иванова Софья Дмитриевна, город
Железнодорожный. Почему у нас в поликлинике льготникам
выписывают рецепты только на два лекарства, когда по закону
можно выписать пять?
— На самом деле ограничений не существует: можно выписывать и
больше пяти препаратов, если они показаны больному. В этом
случае назначение лекарств сверх «лимита» проводится через
клинико-экспертную комиссию.
— До 26 января выписывали четыре лекарства, а с 27-го — два.
— Это неправильно. Разберемся.
— Говорит Поздняков из Пушкино. Как труженику тыла мне была
положена 50%-ная скидка на лекарства. Однако за все эти годы я
ни одной бесплатной пилюли так и не получил. В поликлинике
выписывали рецепт, но в аптеке мне говорили: на вас,
тружеников тыла, нет денег! Каким образом будет решаться эта
проблема по новому «зурабовскому» закону? Или наши скидки
опять останутся на бумаге?
— Не останутся. Изменилась система финансирования закупок
льготных лекарств. Раньше они приобретались за счет бюджетов
муниципальных образований. Далеко не все города и районы
осиливали эти расходы, особенно те, которые победнее. Теперь с
аптеками на территории вашего района расплачивается не
Пушкинское управление здравоохранения, а областной минздрав.
Деньги на лекарства для всех категорий льготников сейчас есть.
Ступайте без стеснения в поликлинику, оформляйте рецепты на
препараты, которые вам нужны, платите в аптеке свои 50% — и
лекарства вам выдадут.
— Понятно, спасибо.
— Алло! Я являюсь инвалидом II группы. После операции на
щитовидке в течение 10 лет принимал немецкий препарат
тироксин. Сейчас его заменили отечественным аналогом, который
мне не помогает. Как доказать, что мне нужно импортное
лекарство?
— Посоветуйтесь со своим лечащим врачом. Если он подтвердит
ухудшение вашего состояния, то вопрос будет решен. И потом,
если препарат произведен в России, это еще не значит, что он
хуже импортного. Сейчас многие российские предприятия работают
по западной технологии, по существу являясь «дочками»
иностранных компаний, к торговым маркам которых мы все
привыкли. Так что не стоит пугаться того, что лекарство
сделано в России.
— Чернецов Александр Александрович из Мытищ беспокоит. Я
инвалид II группы по профзаболеванию. Мне прописан фестал, что
называется, до конца дней, однако в перечне льготных лекарств
его нет.
— Что вам предложили взамен?
— Мезим-форте, он мне совсем не подходит.
— Действительно, перечень, утвержденный Минздравом России на
сегодняшний день, не содержит всех препаратов, которые в нем
были раньше. По нашему мнению, многие лекарства из него
исключили необоснованно. Уже решено в течение I квартала
обобщить все предложения и замечания по уточнению списка.
Скорее всего он будет расширен. От Московской области в
ближайшее время в российский Минздрав тоже будут внесены
замечания, которые мы получаем от врачей и больных.
— В поликлинике мне объяснили, что стоимость мезим-форте — 40
рублей, а фестал стоит 100 рублей.
— Главное, чтобы препарат был в перечне, а стоимость не имеет
никакого значения, если больному лучше подходит дорогое
лекарство.
— Здравствуйте, я инвалид I группы, перенесла инсульт, сейчас
лежачая больная, пользуюсь препаратами из федерального списка.
Моего лекарства в нем нет, зато оно есть в региональном
списке. Но мне его не дают. Дескать, мы к областникам не
относимся. Как быть?
— Повторимся: не все препараты, которые нужны пациентам,
относящимся к федеральной ответственности, вошли в федеральный
перечень. Поэтому сейчас правительство области включает такие
лекарства в региональный список льготных лекарств и выделит на
них деньги из областного бюджета. Решение в ближайшие дни
будет оформлено соответствующим документом, после чего вам
будут выписывать необходимое лекарство на основании
регионального списка. А всеми остальными препаратами вы будете
пользоваться как федеральный льготник.
— Вас беспокоят из Ивантеевки. Моему мужу сделали операцию по
удалению кишечника, и теперь он нуждается в средствах по
уходу. Речь идет о калоприемниках. В прошлом году их выдавали
бесплатно. А в этом году нет. Почему?
— Такие средства по уходу будут выдаваться бесплатно по-
прежнему по рецепту врача. Вопрос решится в течение дней, уже
определены источники финансирования. Конечно, это неудобно для
вас. Пожалуйста, подождите.
— Меня зовут Сергей, я онкологический больной. В аптеках
Балашихи не было лекарств ни в декабре, ни в январе. Когда
будут?
— Очень плохо, что нет лекарств. Значит, свои обязательства не
выполняет фармацевтическая организация, которая заключила
договор. Дайте свой номер телефона, и мы этот вопрос решим и
вам перезвоним.

ТЯЖЕЛЫЙ СЛУЧАЙ

— Меня зовут Валентина, я живу в Юбилейном. Мне предстоят две
поэтапные операции на двух тазобедренных суставах. Врачи
сказали, что для этой операции нужны протезы, желательно
импортные, поскольку у меня сложный вариант. Они стоят 2-3
тысячи евро, причем за один. Я получаю зарплату 3,5 тысячи
рублей, не замужем, у меня нет таких денег.
— Валентина, операцию вам обязаны сделать бесплатно. Протезы
суставов тоже будут для вас бесплатными — их оплатит бюджет,
но при условии, что это будут протезы отечественного
производства. Импортные имплантанты действительно
устанавливаются за счет больного. Решать вам. Кстати,
отечественное не значит плохое. Мы об этом уже говорили. А
операции по протезированию тазобедренного сустава в областном
клиническом институте (МОНИКИ) делают на мировом уровне. Тем
не менее приходите к нам в подмосковный минздрав, мы хотим
разобраться, почему ваш лечащий врач настаивает именно на
импортных протезах.
— Большое спасибо.
— Здравствуйте. Я живу в Люберцах. В городе нет специалиста-
маммолога, нет оборудования для того, чтобы пройти
маммографию. Мне 45, и я каждый год должна проходить эту
процедуру. Скажите, где я смогу сделать?
— В прошлом году Минздрав. приобрел несколько маммографов для
муниципальных образований области, в этом купим еще. В
Люберцах такой аппарат есть, даже два. У вас, наверное,
устаревшая информация. Берите направление у своего лечащего
врача и проходите обследование.
— А если мне не дают направление?
— Чем обосновывают отказ?
— Говорят, что у меня все в порядке. Я сделала две операции и
беспокоюсь по поводу своего здоровья…
— Тогда вам нужно обратиться к начальнику управления
здравоохранения Люберецкого района, сошлитесь на наш
сегодняшний разговор, вам непременно помогут.
— Я обращалась в Московский институт радиологии. Мне сказали:
пожалуйста, приходите, но с направлением.
— Это федеральный центр, вам могут предложить оплатить
исследование. Вы готовы?
— Не знаю, надо подумать.

— Гепатит С — серьезная болезнь?
— Непростая. Вы разве не поняли?
— Прямая линия? Назовусь так: Мария Ивановна. В МОНИКИ
существует областной центр по лечению СПИДа. Мне непонятно,
какую функцию он выполняет, потому что я приехала туда на
прием вместе с дочерью и получила направление для обхода
врачей и сдачи анализов в своем родном городке. Когда мы
спросили: «А почему?» — нам ответили: «Что тут такого? Ведь
все секретно». А как секретно, когда на карте красными цифрами
стоит шифр заболевания. Понятно, что мы хотели бы
обследоваться анонимно.
— Какие исследования вам предложили пройти?
— Всех врачей: стоматолога, гинеколога, ЛОРа, окулиста плюс
сдать все анализы. Это равносильно тому, чтобы пройти по
улицам с красным флагом, на котором написано: у моей дочери
СПИД.
— Видите ли, Центр по профилактике и лечению СПИДа —
самостоятельная организация, к МОНИКИ не имеющая никакого
отношения. У них в штате нет ни стоматологов, ни терапевтов,
они занимаются только своим профилем.
— Кому нужен областной центр? Оттуда больных отправляют домой,
в маленькие города, где все друг друга знают.
— Обследование можно пройти и в других местах.
— Это стоит бешеных денег. Анализ крови на иммунный статус —
пять тысяч, на вирусную нагрузку — шесть тысяч.
— Как раз эти анализы вам должны сделать в МОНИКИ, там есть
специальные лаборатории. Однако придется ждать: больных много,
лаборанты не успевают.
— Объясните тогда, почему в Московском центре на Соколиной
Горе есть все необходимые специалисты? Почему в области такого
не сделали?
— Пока нет возможности.
— Ждете, когда перемрут все больные?
— Мы понимаем вашу боль, но вы не правы. В этом году
закупается новое оборудование для центра, обследоваться в нем
станет намного проще…
— Скажите, почему я, имея на руках страховой полис, выданный
по месту работы в Москве, не могу встать на учет в Московском
центре на Соколиной Горе? Почему нужна столичная прописка?
— Потому что СПИД не входит в перечень заболеваний,
оплачиваемых за счет обязательного медицинского страхования.
Расходы по лечению больных СПИДом оплачиваются из средств
региональных бюджетов, а бюджет г. Москвы не рассчитан на
жителей области.
— Кого в таком случае обслуживает федеральный центр по
профилактике СПИДа?
— Всех жителей страны.
— За деньги, да?
— Он должен лечить бесплатно.
— Здравствуйте, это Наталья Викторовна, город Одинцово. Почему
наша страна не заинтересована в рождении здоровых детей?
Акушерство, гинекология — на самом низком уровне. Я родила
ребенка-инвалида, потому что мне не сделали УЗИ на последнем
сроке беременности. Обследования вообще не было никакого. В
роддоме я хотела отказаться от девочки, я просила об
эвтаназии. И что? Мучается бедный ребенок, мучаюсь я.
— Наталья Викторовна, некоторые заболевания детей еще не
распознаются на внутриутробном этапе развития.
— Надо, чтобы УЗИ было в каждой поликлинике, но ведь этого
нет! И потом. Почему матери нельзя находиться в стационаре
вместе с ребенком, чтобы нормальное питание было, чтобы и он
подлечился, и она?
— Сколько вашей дочери лет?
— Тринадцать, она полностью парализована. Когда ее положили в
больницу, два отделения договаривались между собой, чтобы мне
пристроиться вместе с нею, выкручивались, хитрили…
— Таковы правила, но врачи пошли вам навстречу…
— Но почему нельзя сделать это на государственном уровне,
чтобы мать могла находиться при ребенке законно?
— Вопрос ваш понятен, но пока на него нет положительного
ответа.
— Почему, почему?..

ИМЕЕШЬ ПРАВО

— Добрый день. Это Нина Иосифовна из города Рошаль. Мне
предложили подлечиться в стационаре, я гипертоник.
Предупредили, что нужно ложиться со своими лекарствами.
— Самодеятельность! Ничего подобного. И лечение, и лекарства
обязаны предоставить бесплатно в соответствии с полисом ОМС.
— Здравствуйте. Меня зовут Наташа. Я работаю в Химкинском
районе, а живу в Солнечногорском. На работе мне отказали в
получении медицинского полиса. Могу ли я получить полис по
месту жительства?
— Можете. Полис обязательного медицинского страхования
конвертирован на всей территории РФ. С ним вы имеете право
получить медицинскую помощь в любом регионе страны — будь то
Сочи или Иркутск. А то, что вам отказались оформить полис по
месту работы, — неправильно. Ваш работодатель платит за вас
единый социальный налог, на основании чего страховая компания
заключает с ним договор и после этого выдает вам на руки
полис.
— Добрый день. Я прописана в Щелкове, но квартиру снимаю в
Королеве. У меня есть полис, выданный в Щелкове, но когда я
предъявляю его в Королеве, меня не хотят бесплатно лечить,
говорят: вы в нашем городе не прописаны, бесплатное
медобслуживание вы можете получить только в Щелкове.
— Это нарушение действующего законодательства и правил
обязательного медстрахования, которые приняты на территории
Московской области.
— Меня зовут Дмитрий Павлов, я из Лыткарина. Я сотрудник
милиции, работаю в Москве, поэтому нам в выдаче полисов
медицинских в области отказано. Но одновременно нам не выдают
полисы и в Москве, поскольку МВД не является плательщиком
единого социального налога. Что делать, если мне станет плохо
у себя дома? До ведомственной поликлиники далеко.
— Вызывать «скорую».
— Так я и поступил. «Скорая» госпитализировала меня в
муниципальную больницу в связи с гипертоническим кризом. Через
два дня меня из больницы пинком вышибли: у тебя полиса нет,
иди куда хочешь. И я на ватных ногах поперся домой.
— Дмитрий, вам обязаны были оказать необходимую помощь, и
дальше вы должны были лечиться в учреждениях ведомственного
подчинения. Так, МВД действительно не является плательщиком
единого социального налога, и полис милиционерам не выдают.
Закон так написан.
— Допустим, у меня температура высокая. Участковый врач по
вызову ко мне должен явиться?
— Должен.
— Спасибо.

Запись опубликована автором в рубрике News.