Факты о милицейском беспределе в Петербурге

14 декабря 2008 года на Невском проспекте во время проведения флеш-моба, для проведения которого уведомление не требуется, за якобы ругань матом были задержаны активисты ОГФ и «Обороны», на ртах у которых были повязки.

4 апреля 2009 года на Невском проспекте проходили 48 одиночных пикетов против милицейского беспредела. Пикеты располагались на расстоянии 30 метров друг от друга. Согласно закону, для проведения одиночного пикета не требуется по-дачи уведомления. В итоге, 5 участников пикетов и один журналист были задержаны сотрудниками милиции. Им инкриминировалось незаконное проведение пикета и со-противление действиям сотрудников милиции. Ребята были оставлены на двое суток в 79 отделении милиции. Пресс-секретарь организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Елена Попова была свидетелем описанных событий. По её словам, за-держание проходило следующим образом: «сотрудники подъезжали на машине к моло-дому человеку с плакатом и, не представившись, не сказав, что человек нарушил, не потребовав прекратить правонарушение, не предъявив каких-либо законных требова-ний, начинали в грубой форме помещать человека в машину (заталкивать или нести за руки и за ноги, волочить)».

5 апреля 2009 года, даже не начав одиночных пикетов «За свободу собраний», были задержаны активист движения «Солидарность» Денис Васильев и активист «Молодёжного «Яблока» Арсений Гундарев. Молодых людей задерживал ОМОН, по их словам в автобусе и в отделении молодых людей избивали. По свидетельству очевид-цев, молодые люди не оказывали сопротивления сотрудникам милиции, их обвинили в указанных действиях и оставили в отделении до утра понедельника.

27 марта сего года участники марша в поддержку рабочих Херсонского машиностроительного завода были задержаны сотрудниками милиции и доставлены в 76 отделение милиции по адресу Мытнинская ул., д. 3.

По показаниям свидетелей задержания, сотрудники правоохранительных органов «пинали задерживаемых ногами в лицо, положили в грязь, пинали ногами по почкам, на нескольких не оказывающих сопротивление активистов надели наручники. Пьяный со-трудник милиции (от которого разило за метр перегаром, и который, похоже, по причи-не не совсем трезвого состояния, покатился кубарем по грязи, не удержав равновесия, когда догонял убегающих активистов) избивал уже не сопротивляющихся активистов (одному, оглянувшись не снимает ли кто, — два раза коленом ударил в пах, другого кулака-ми бил по лицу в милицейской машине — кричал что убьет когда нас привезут в отделение) — позже удалось выяснить из разговоров сотрудников ГУВД фамилию этого сотрудника — им оказался некто ФОКИН.»

В милиции издевательства и побои задержанных, по словам очевидцев, продолжались : «Сотрудник 18го отдела милиции угрожал активистам, что если он они не пока-жут пальцем на тех, кто нес флаги и баннеры, то он лично заведет их в туалет, нанесет телесные повреждения и «засунет головой в унитаз» (позже он затащил одного активиста в туалет на глазах у всего отделения и за дверью нанес ему несколько крепких ударов, и только после того как активисты стали возмущаться и громко говорить «в туалете пытают человека», сотрудник поспешно вышел из туалета (правда, пообещав вернуться через 5 минут и продолжить), и пригрозил возмущавшимся незаконными и антиконсти-туционными действиями сотрудника милиции, что если все такие умные, то он с удовольствием проведет с ними «разъяснительную беседу» в туалете)». (Источник — http://piter.indymedia.ru/node/6134)

Вот что рассказывает о произошедшем один из молодых людей, оказавшихся 5 октября в 86 отделении милиции: «Мы были на фестивале граффити с друзьями. По-знакомились с ребятами. После того, как фестиваль закончился, где-то в 16 часов, мы пошли посидеть в один из дворов в районе Комендантского проспекта. Нас было 8 че-ловек. Мы не пили и вели себя спокойно. Тут к нам подъезжает милицейская машина — иномарка. Я удивился, какие дорогие машины у милиции. Вышедшие из него сотрудники милиции подошли к нам и дословно сказали: «На чужой станции метро собираться ком-паниями более пяти человек запрещено». Нам объявили, что мы задержаны и должны ехать вместе с ними. Буквально тут же подъехал милицейский «бобик». Сотрудники милиции не предъявили нам своих документов, не представились, хотя мы просили их об этом. Мы все в «бобик» не влезли. Меня с другом посадили в кожаный салон иномарки.

В отделении милиции нам сказали, что мы скинхеды и караулили графферов. Я попробовал пошутить, меня ударили ладонью по лицу так, что у меня вылетела пломба. Меня и еще двоих ребят поставили лицом к стенке. Сказали, что мы наказа-ны. Остальные ребята сидели. Мы находились в большой комнате перед «обезьянником». Я попросил позвонить моей маме. Мне один из сотрудников милиции ответил: «Сначала поговорим, потом позвоним». Я сказал, что я несовершеннолетний. «Несовершеннолетние дома сидят», — ответил мне сотрудник милиции. Я потом еще не-сколько раз просил позвонить моим родителям. Другие ребята тоже просили. Но ничьим родителям так и не звонили. На наши просьбы пустить в туалет в течение- ескольких часов нам также отвечали отказом.

Нас по одному стали заводить в комнату «для допросов». Выходившие ребята шептали, что там бьют по почкам. Когда зашел я, меня обыскали, досмотрели мои вещи и приказали раздеться по пояс. Сотрудники милиции объяснили это тем, что они хотят посмотреть мои татуировки. Татуировок у меня нет. Я разделся и предупре-дил, что по почкам меня бить нельзя, потому что мне недавно делали операцию. Это я соврал. Операцию мне делали еще в детстве и не на почки, но швы на животе видны до сих пор. Меня стали бить не по почкам, а по лицу. После этого сотрудники милиции стали требовать, чтобы я рассказал всю правду, что я на самом деле делал во дворе. «Иначе, — говорил один из них, — в ж… вставим палку тебе и прокрутим ее несколько раз». Если я не расскажу всю правду, мне угрожали подбросить наркотики.

Во время моего допроса дверь открыли и в кабинет буквально кинули моего зна-комого. Его лицо опухло от побоев. Меня быстро вывели и поставили стоять лицом к стенке. Несколько часов я слышал, как знакомый кричал от боли. Позже, когда мы уже освободились, он рассказал, что его били по голове, стояли и прыгали на ней, подводи-ли оголенные провода к мошонке и били током, приковывали наручниками и всячески издевались. Так продолжалось несколько часов. Когда он вышел из кабинета, его глаз не было видно. Брови опухли сантиметров на пять. Позже знакомый прошел медицин-ское освидетельствование. Ему зафиксировали сотрясение мозга и отслоение сетчатки глаза.

Пр�� мне в отделение милиции позвонили. Из обсуждения я понял, что собака не пускает врачей скорой помощи к больному. Взявший трубку стал спрашивать у других сотрудников милиции, находившихся в дежурной части: «Ты хочешь ехать? А ты?» Же-лающих ехать на вызов не нашлось. Через полчаса связались с кем-то по рации и по-просили приехать на вызов. Еще минут через 45 по рации сообщили, что ни скорой, ни собаки в указанном месте уже нет.
Троих из нас часов в 7 отпустили. Я одному из ребят шепнул телефон моей ма-мы. Он ей позвонил, и мама часам к 8 подъехала к отделению милиции. Меня на две ми-нуты показали ей, потом завели обратно. Маме сказали, что я задержан. Мама через стекло дежурной части увидела, что я стою, и спросила сотрудников милиции «почему?», тогда мне разрешили сесть.

Нас опять стали заводить в комнату для допросов, говорили, что те ребята, которые вышли, уже дали показания. Поэтому лучше нам признаться и рассказать правду. Меня отпустили где-то в 0.30, когда метро было уже закрыто. Со мной от-пустили еще одного парня. Напоследок мне сказали, что «будут под меня копать». Нам пришлось платить деньги за машину, чтобы добраться домой. Остальных ребят от-пустили часа в 3 ночи».

(Источник — http://www.zaks.ru/new/archive/view/51322)

По словам координатора Молодёжной правозащитной группы Санкт-Петербурга Максима Иванцова, «14 декабря 2008 года 12 гражданских активистов, в основном, членов ОГФ и «Обороны» доставили в 27 отделение милиции. В отделении у несовершеннолетних насильно снимали отпечатки пальцев, всех фотографировали. Я отказался фотографироваться, тогда меня почему-то не представившиеся следова-тели криминального отдела повели на второй этаж, одели на меня наручники и угро-жали «повесить» на меня нераскрытую в их районе кражу, приковать наручниками к батарее и избивать меня… Следователь криминального отдела решил допросить ме-ня. Я ответил, что не понимаю, почему меня допрашивает следователь криминально-го отдела, когда меня обвиняют в совершении административного проступка – в протоколе о моём задержании в качестве причины задержания значилась нецензурная брань. Я сказал, что в соответствии с 51 статьёй Конституции я отказываюсь давать показания. Следователь мне ответил: «У нас в отделении Конституция не действует», стал мне сначала угрожать ножом, а потом водить в непосредственной близости от моего лица электрошёкером.

Уже много раз говорилось о необоснованной жестокости, с которой были разогнаны «Марши несогласных» 3 марта, 15 апреля и 26 ноября 2007 года.

По словам активиста «Обороны-Петербург» Андрея Рязанова, сотрудник 27 отделения милиции после задержания 14 декабря 2008 года во время оформления про-токола за… «нецензурную брань» во время проведения флеш-моба без слов и с повяз-ками на ртах участников, один из следователей поприветствовал его словами: «Зиг Хайль». Андрей в ответ спросил: «Что, ариец?» А он мне: «Ариец, ариец, не переживай». (Источник — http://www.zaks.ru/new/archive/view/52957)

По сообщению задержанных 27 марта 2009 года участников акции в поддержку рабочих Херсона, сотрудники правоохранительных органов «угрожали активистам, использовали субкультурный сленг футбольных хулиганов и кричали на активистов с антифашистской сивмоликой, — “Да вы сраные антифа и русофобы!” С одного активи-ста срезали антифашистские и антикапиталистические нашивки (угрожая при этом зарезать если он “рыпнется”)». (Источник — http://rash-spb.org/?p=346#more-346).

19 января на коллегии ГУВД Владислав Юрьевич заявил о том, что в ближайшее время «Ожидается активизация деятельности правозащитных и обществен-ных организаций, через которые иностранными спецслужбами финансируется экс-тремистская деятельность». (Источник — http://nw.rian.ru/incidents/20090119/81702860.html)